Жизнеописание старца Александра (Резикова)

(по электронной версии и редакции протоиерея Александра Пузрина, http://www.mokshan.ru)

Введение

Дорогие братья и сестры!

Мир Вам и благословение от Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа!

Настоящее жизнеописание инока старца Александра составлено людьми, которые многие годы были рядом с ним, имели возможность  беседовать со старцем,  сохранили его письма , по сей день хранят в сердце искреннюю привязанность к духовному наставнику. Они  решили высказать личные впечатления  о старце, в назидание ищущим духовного совета.

Надеемся, что эта книга привлечет к нему сердца и тех, кто не имел утешения знать его лично, пусть научит всех нас понимать и любить, и, но мере сил, выявлять и в себе такой же светлый облик, который имел старец Александр. Пусть жизнеописание этого замечательного человека — духовного старца — доставит утешение не только людям верующим, но и покажет неверующим, какое богатство Духа, какую силу милосердия, любви и проницательности имел этот старец.

Пусть эта книга поможет истинно радоваться счастью других, творить добро, а не зло, укажет путь для искреннего, святого служения людям. И не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы познать, что есть воля Божия, благая, угодная и  совершенная.

Краткое жизнеописание старца

Затерялось в центре России село Кривозерье; раньше можно было найти на любой карте, а если оно и не помечено — стоит только отложить южнее от Пензы около трех километров. Это потом Кривозерье слилось с городом. Здесь, в этом тихом крае, почти в центре России и родился в бедной крестьянской семье Александр Андреевич Резиков — старец Александр, 1892 года рождения.

Запечатлелись в памяти навсегда маленькие поля и одинокие пахари с сохой и деревянными боронами — суховатками, женщины со сверкающими узкими серпами в руках, по утрам и вечерам перестук пастушьей колотушки, вязкий крик коростеля в высокой траве, а еще — звон церковного колокола, волнующий сердце и душу.

Как рассказывает сестра Александра — Анна, мальчик, услышав звон колокола, убегал в церковь, стоявшую неподалеку от их дома. Он очень любил церковное служение, пение и чтение, ходил в церковь ежедневно и выстаивал там часто по две обедни. Обладая хорошим голосом, позже и сам приобщился к церковному пению и чтению. Стоял певцом на левом клиросе, по вечерам громким отчетливым голосом читал шестопсалмие. Пел бесплатно, к концу обедни выходил на паперть и просил милостыню на пропитание. Был великим постником, любил читать Псалтырь, Евангелие, акафисты, особенно Казанской Божией Матери. Лет с 15-ти с матерью Татьяной ходил по святым местам: в Саров, Киев, Почаев. Когда Александру исполнилось 18, он, покинув дом родителей, в скором времени в Пензе стал иноком.

В 30-е годы репрессий, когда закрывали монастыри, разрушали храмы, сажали в тюрьмы священников, то арестовали и его. Сидел в тюрьме года три и был освобожден, но лишен был возможности нормальной жизни, так как получил диагноз:  психически неполноценный. В монастыре после того не жил, остался иноком и жил всегда в Пензе.

Духовные чада рассказывают, что старец Александр был небольшого роста, волосы — седые длинные (никогда не стригся), носил бороду  и усы. Рубаху носил навыпуск, с пояском или лентой, с молитвами «Живый в помощи» и «Да воскреснет Бог». На голове носил   фуражку, поверх рубахи надевал пиджачок, на ноги — тапочки или калоши. В руках носил чётки, при ходьбе опирался на костылёк. Пищу ел постную и очень мало, любил фрукты, соки. Спал не в полный рост, а, поджав ноги, будто дремал. Очень много молился, читал, и  духовных чад, окружающих его, поучал жить также. На груди носил много иконок и дарил их верующим. В послевоенные годы, когда в деревнях и селах были закрыты церкви, христиане съезжались молиться в Пензу. Здесь, в церкви, где молился Старец Александр, была прихожанкой вдова Богомазова Феоктиста (1899 г. рождения), уроженка села Скрипицино Пензенской обл. Жила она с тремя детьми в Пензе — снимала частную квартиру без всяких удобств, часто ходила в церковь и, если кто из приезжих просился переночевать — никому не отказывала, несмотря на тесноту.

Долго присматривался старец Александр к прихожанке. Однажды, после службы подошел к молящейся Феоктисте и не напрямую, а как-то по-своему, мягко предложил:
— Возьми меня к себе чайку попить. Хлеб у меня есть…
— Я подам тебе, что случится, а домой не возьму, — ответила та, — семья у меня!

А случилось так, что к Феоктисте из деревни приехали родственники. После службы они пошли к ней домой — к ним и присоединился старец Александр, да так и остался с той поры жить у  неё.  Вместе со своей  избранницей ходил по святым местам, другим городам, и не расставался с Феоктистой до самой смерти.

Жила Феоктиста Васильевна Богомазова с 1931 годи и до самой смерти в Пензе, была очень кроткой и тихой женщиной, молитвенница и постница. Она была крупнее и выше старца ростом, что нередко служило поводом для разного рода насмешек недоброжелателей.

Примерно   за  год  до смерти старца Александра, золовка её дочери Клавдии — Анна,  жившая по соседству, как-то сказала:
— Клавдия! Я что-то слышала, будто твоя мать Феоктиста повенчалась с Сашенькой.
— Не знаю об этом, спроси  у них сама.
Как только  они вошли в дом, старец Александр стал шуметь, стучать, ходить из угла в угол.
— Говорят, повенчался с Феоктистой! Я, инок, неженатый,  я ничего не знаю!
Сам плачет и опять шумит, и весь день был расстроенный.

Страница 1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *