Усадьба «Надеждино»

Расположена в селе Куракине на высоком правом берегу реки Сердобы.

Представляет собой ансамбль зданий, центральное место в котором занимает огромный трехэтажный дворец, по обе стороны которого находятся одноэтажные дугообразные корпуса с проездными воротами-башнями посередине и двухэтажными флигелями по краям. Они образуют внутренний парадный двор овальной формы, раскрывающийся в сторону парка.

Ансамбль формировался в конце 18 в., когда сюда, в свое село Борисоглебское, в 1782 г. был отправлен попавший в немилость князь А.Б. Куракин (он символично переименовал имение в село Надеждино).

С 1792 г. началось строительство каменного дворца, а прилегающая дубрава была превращена в английский (пейзажный) парк.

Дворец со стороны реки отмечен ионическим портиком, придающим зданию величественный вид. Размещенное на высоком плато, здание царит в окружающем пространстве, слившись с ним в удивительной гармонии. Противоположный северный фасад был официальным: он членился тремя ризалитами, из которых боковые завершались треугольными фронтонами, а центральный, соответствовавший по своему положению внутренней парадной лестнице, был покрыт куполом, ныне утрачен.

Ансамбль Надеждинской усадьбы – выдающийся памятник архитектуры эпохи классицизма. Разработку проекта выполнил несомненно незаурядный зодчий, каким, учитывая композиционные приемы и архитектурные особенности, предположительно мог быть Д. Кварнеги.

Замечательным образцом садово-паркового искусства является парк, к сожалению, полностью потерявший не только все парковые сооружения, но и свою первоначальную композицию, сочетавшую в себе регулярные и пейзажные принципы. Регулярная система планировки строилась в виде радиально-лучевой сетки аллей, а пейзажная достигалась свободным расположением дорожек, посадок и полян. Отражением романтических устремлений русского садово-паркового искусства того времени было сооружение в парке всевозможных павильонов и беседок и наделение их, а также аллей и даже дорожек названиями, предназначенными напомнить князю о близких ему людях и пережитых им когда-то чувствах: храмы Славы, Истины, Терпения, Лада, Дружбы, Благодарности, Верности, ворота Красивого вида, галерея Вместилище чувствий вечных, Новая китайская беседка, аллеи Цесаревича, Антуанеттина, Катишина, Софьина, Нелидовой, Славных дел, Ожидаемого благоденствия, дорожки Удовольствия, Уединения, Неожиданного утешения, Вспоминовения прошедших утех, Жаркого любовника, Верных любовниц, Доброго согласия, Восторга, Радости, Услаждения самого себя и т.д.

Виды усадьбы запечатлели принимавшие участие в отделке дворца художники Я.Я. Филимонов и В.П. Причетников.

После смерти в 1796 г. Екатерины II А.Б. Куракин перебрался в Петербург и в усадьбе бывал редко, в результате чего она все больше приходила в запустение.

В 1907 г. ее продали купцам Асеевым.

После революции она была национализирована, в 1931 г. в сохранившихся от пожара корпусах открылся краевой дом партийной учебы, в 1939 г. – землемерный техникум, а в 1959 г. усадебные постройки передали под дом инвалидов.

[Дворжанский А.И. Надеждинская усадьба / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001, с.369-370]


Надеждинская усадьба. Худ. Я.Я. Филимонов, 1790-е гг. ГИМ.


Вид на долину р. Сердобы из Куракинского парка.


Парк в усадьбе Надеждино.

[http://pravoslavie58region.ru/]

Храм во имя св. блгв. князя Александра Невского.

Каменный, с приделом во имя Живоначальной Троицы.

Построен в 1792 г. кн. Александром Борисовичем Куракиным.

[http://pravoslavie58region.ru/]

Храм во имя свт. и чуд. Николая.

Кладбищенский, каменный, однопрестольный, без колокольни, приписной к Александро-Невскому храму.

Построен в 1817 н. кн. Куракиным. Перестроен и освящен в 1868 г.

Фото А. Дворжанского

Людмила Пашкова, Елена Савельева, http://www.radmuseumart.ru

Сельцо Борисоглебское с двадцатью тысячами десятин земли по рекам Хопер и Сердоба было пожаловано в вотчину князьям Куракиным в 1700 году Петром I.

Первый владелец вотчины царский родственник стольник Борис Иванович Куракин, скорее всего, так никогда и не попал в эти места.

Почти все в Надеждине связано с именем правнука Б.И.Куракина, знаменитого царедворца и дипломата времен Екатерины II, Павла I и Александра I — Александра Борисовича Куракина, прозванного «бриллиантовым князем».

В глуши Сердобского уезда Саратовской губернии прожил он четырнадцать лет. Он стал настоящим устроителем роскошной усадьбы, переименованной по его прихоти из Борисоглебского в Надеждино.

«Сие прозвание, — писал брат «бриллиантового князя» Алексей Борисович Куракин, — изображает мысли, в то время утешительно его занимавшие…»

Впавший в немилость за дружбу с наследником престола, тридцатилетний Александр Борисович Куракин в самом расцвете придворной карьеры был удален в свое далекое родовое имение. Долгие годы опалы он таил надежду вернуться в Петербург. За неимением других дел Александр Борисович возвел роскошный дворец по типу виденных им в юности Дармштадтского и Веймарского дворцов.

«Я долго по неизвестной судьбе моей от сего строения удерживался. Наконец, сад мой и продолжающаяся одинаковость в моих обстоятельствах меня решили…» — писал Александр Борисович на девятом году своей ссылки.

Строительство дома началось осенью 1792 года. Автором проекта называли вошедшего тогда в моду Джакомо Кварнеги. Однако брату в Петербург Александр Борисович сообщал, что внутреннее расположение начертил он сам и все три фасада сделаны по его мыслям.

Огромный каменный дом с торжественным портиком включал в себя около восьмидесяти комнат, облицованных разного цвета алебастровыми массами, и домовую церковь. В саратовской усадьбе опальный князь создал целый двор.

Бедные дворяне за большую плату принимали у него должности дворецких, управителей, даже шталмейстеров и церемониймейстеров. По его первому зову являлись секретарь, медик, капельмейстер и библиотекарь. Множество любезников без должностей составляли свиту князя и оживляли его «пустыню». Всякий день, даже в будни, за столом гремела у него музыка…

Небольшая акварель, оказавшаяся много позже в собрании Саратовского музея краеведения, изображает один из торжественных приемов в Желтой гостиной Надеждинского дворца.

«Смолоду князь Куракин был очень красив и получил от природы крепкое, даже атлетическое сложение. Но роскошь, которую он так любил и среди коей всегда жил, и сладострастие, к коему имел всегдашнюю наклонность, размягчали телесную и душевную его энергию, и эпикуреизм был виден во всех его движениях… Никто более князя Куракина не увлекался удовольствиями наружного тщеславия, никто более его не умел наряжаться. Легкомысленно и раболепно он не хотел, однако же, подчиняться моде: он хотел казаться не модником, а великим господином, и всегда в бархате или парче, всегда с алмазными пряжками, и пуговицами, перстнями и табакерками», — так саркастически охарактеризовал князя Филипп Вигель.

В английском саду и в роще Надеждина по примеру Павловского парка были построены деревянные храмы Дружбы, Истину, Терпения, Благодарности, павильон-галерея, названная «Вместилищем чувствий вечных», памятник-обелиск Марии-Антуанетте. В зеленой траве бежали тропинки «Цесаревича», «Нелидовой», брата Алексея, Катишина, Софьина, Аленина…

«Из своего окна я вижу речку, за ней озеро в две версты, село Александровское, деревни, вспаханные поля, равнины, пастбище, огромный лес. По этому наброску картины, которая ежедневно предстает перед моими глазами, Вы можете представить себе, что происходит во мне, и как я должен быть сейчас покоен и счастлив», — писал князь Александр Борисович в Гатчину своему другу — великому князю Павлу Петровичу. Туда же был послан план имения. Изданная позже серия цветных гравюр запечатлела виды Надеждина и его окрестностей по рисункам художников Филимонова (1771—1795) и Причетникова (1767-1809).

Александр Борисович посещал своих родственников Голицыных в расположенной неподалеку Зубриловке, нередко бывал у соседей — А.Е.Столыпина, барона Ф.М.Колокольцева.

Приезжал в Надеждино и даже был запечатлен художником на фоне дворца и села с сохранившейся до сих пор церковью Александра Невского младший брат Степан Куракин, владелец огромного имения в Тверской губернии.

Винокуренный завод в Александровке и суконная фабрика «бриллиантового князя» год от года приумножали его несметные богатства. Александр Борисович даже вознамерился дать вольную крестьянам села Надеждина, но этот проект так и остался лишь в его мыслях…

После долгожданного вступления на престол Павла I князь был вызван в Петербург и осыпан милостями. Видимо, в ту пору картинную галерею Надеждинского дворца, насчитывавшую более двухсот полотен, пополнила огромная трехметровой высоты картина кисти М.-Ф. Квадаля — «Коронация Павла I и Марии Федоровны». Под сводами Успенского собора в Московском Кремле вокруг Павла собрались его друзья и приближенные, явные и тайные недоброжелатели, будущие убийцы. Император держит большую корону над коленопреклоненной Марией Федоровной, тут же — наследник престола, сын Александр. Рядом с герольдами — сам князь А.Б.Куракин, канцлер, кавалер всех российских орденов. Блестят парчой одеяния митрополитов, пестрят обер-церемониймейстерские мундиры, жезлы и треуголки на фоне темно-зеленых гвардейских мундиров. Художник, несомненно, присутствовавший на коронации, изобразил на групповом портрете более ста персонажей. Эта уникальная картина была подарена Радищевскому музею (г. Саратов*) в 1886 году правнучатым племянником Александра Борисовича — князем Ф.А.Куракиным.

Кроме живописи художественное богатство надеждинской усадьбы составляла дорогая, редкой красоты и изящества мебель, стекла и фарфор. Здесь хранился и огромный семейный архив Куракиных.

Дружба князя Александра Борисовича с неуравновешенным и подозрительным Павлом I неожиданно оборвалась. Возможно, из-за слишком уж непринужденных отношений с императрицей Марией Федоровной и фавориткой императрицы Е. Нелидовой. Куракин не по своей воле отправляется в Надеждино и живет здесь около двух лет.

С обстоятельствами тех далеких лет связан замечательный «Портрет неизвестной с ребенком» работы В.Л. Боровиковского. Картина поступила в Саратовский музей после революции из Государственного музейного фонда, а ранее она находилась в частном собрании М.П. Фабрициуса. На портрете изображен мальчик в военном мундирчике с Большим и Малым Мальтийскими крестами. Исследователи убеждены в том, что это не кто иной, как побочный сын «бриллиантового князя», его любимый воспитанник Александр Николаевич Сердобин, получивший фамилию по названию речки Сердобы, а в придачу к ней и титул барона. Родившись в Надеждине, опекаемый князем и его бесчисленной дворней, мальчик получил впоследствии самое изысканное воспитание.

Александр Борисович Куракин был прощен и призван ко двору незадолго до смерти Павла I. Князь вернулся к дипломатической службе и во время царствования Александра I находился в Вене и Париже. В своем великолепном имении он больше не бывал.

При наследниках усадьба пустовала и постепенно стала приходить в упадок. Значительная часть имущества была вывезена в столицы, в тверские и орловские имения Куракиных. Надеждинский парк медленно умирал…

Некоторое оживление наблюдалось в Надеждине в семидесятых годах прошлого века при А.Б. и Ю.Ф. Куракиных. Была восстановлена домовая церковь. С 1882 года в усадьбе постоянно жил упомянутый выше Ф.А.Куракин (1842-1914).

Последний владелец Надеждина из рода Куракиных принимал участие в работе Саратовской ученой архивной комиссии. На его средства на рубеже Х1Х-ХХ веков был частично издан семейный архив…

Около 1910 года Куракин продал усадьбу купцам Асеевым.

В 1921 году свободный художник и архитектор из Сердобска М.М. Черемисинов произвел обмеры и вычертил планы дворца Куракиных в Надеждине. А на следующий год пожар начисто опустошил некогда роскошный дворец.

Не сбылись слова устроителя Надеждина А.Б.Куракина: «Если не удастся мне сим домом пользоваться и в нем жить, пусть же останется он здешнему месту прочным украшением и памятником обо мне».

Один из самых красивых в Пензенской области памятников отечественной истории и культуры оказался незаслуженно забытым. Усадьба князя Куракина в Сердобском районе пребывает в запустении более 80 лет. Александра Борисовича в высшем свете XVIII века прозвали «Бриллиантовым». Блестящую карьеру князю Куракину обеспечили огромное унаследованное состояние, дружба с Павлом I и хорошее образование. Всё изменилось, когда на престол взошла Екатерина и вельможа попал в опалу.

Как сообщил краевед Сергей Маркин, после отлучения от дворца князь Куракин выбрал место для своего дворца на берегу реки Сердобы. Вокруг того, кто является архитектором дворца, ведётся множество споров. В основном, исследователи склоняются к тому, что им был Кваргенги, хотя некоторые утверждают, что дворец спроектировал сам Куракин. Место для строительства выбирал также сам князь. Расположенный над рекой, особняк был любимым салоном местной знати. Князь славился на всю округу своим хлебосольством.

Постепенно вокруг дворца был построен мало чем уступающий по красоте центральному зданию флигельный комплекс. Он сохранился лучше, но только благодаря случаю. До недавнего времени в нём размещался психоневрологический интернат. Его расформировали, и теперь здесь нет даже сторожа. В 1922 году пожар уничтожил здание, оставив только стены. После этого реставрационные работы не проводили ни разу. Однако, следы былого великолепия видны до сих пор. По тем, да и по сегодняшним временам, данное сооружение является уникальным.

Княжеский дворец с красивейшей дубовой рощей оказался полностью заброшенным, хотя ещё в 1948 году он взят под охрану государства.

[ГТРК «Пенза», 05.06.06.]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *