Топонимия

Топонимия, совокупность гидронимов – названий рек (Сура, Мокша, Хопер, Сердоба), озер (Батус, Ванька, Виластое, Исай, Тонкое), ручьев (Веселый Дунай, Куряс), прудов (Парниця) и др., ойконимов – назв. городов (Пенза, Городище, Никольск), поселков (Исса, Колышлей, Лунино, Мокшан), сел, деревень (Кижеватово, Лермонтово, Махалино, М. Колояр, Наровчат, Радищево); оронимов – назв. гор (Башмак), низин, оврагов (Баклуши, Теренгул) и др. Общее число топонимов и микротопонимов (назв. мелких урочищ, колодцев, мостов, будок и т. п.) Пенз. края ориентировочно превышает миллион. И все они, будучи «языком Земли», отражают жизнь народа, его прошлое и настоящее. Их возраст различен: нек-рым из них, видимо, более тыс. лет, другим менее двух-трех лет, напр. назв. площадь Маршала Г. К. Жукова. Различна и языковая принадлежность. В них обнаруживают три осн. пласта: самый древний – финно-угорский (со слоями общефинно-угорским, финно-пермским, поволжско-финским и собственно мордовским): Пенза, Исса, Пичилей, Сура, Тютнярь, Шкафт, Шкудим, Яксарка и др.; тюркский (топонимы татарского и чуваш. происхождения: Ахуны, Вершаут, Сыромяс, Сулак, Суляевка, Тарханы, Шелдаис и др.); русский – самый молодой и вместе с тем преобладающий на терр. совр. Пенз. обл.: Кузнецк, Каменка, Сосновка, Сосновоборск, Студенец, Сурск, Чемодановка и др. Немало топонимов и неясного происхождения. Сложившаяся на территории древнего расселения мордвы пестрая по языковому источнику Т., очевидно, уже к 19 в. функционировала как единая рус. топонимич. система. Нерусские по происхождению топонимы (финно-угорские – до 20% и тюркские – ок. 2%) приобрели рус. фонетические, словообразовательные и грамматич. признаки. Напр., финно-угорские в своем истоке Иванырс, Русляй, Верхозим, Липлейка, Пичилейка, Рянза, тюркские Чембар, Илим, Уза, а также «гибридные» (разноязычные) топонимы типа Донгузлей, Сыромяс и т. п., не знавшие ранее грамматич. рода, стали осознаваться как слова муж. и жен. рода.

В рус. и дорусской Т. представлены два гл. типа наименований: 1) использование в кач-ве речного названия геогр. термина с «водным» значением: «вода», «река», «родник» и т. п.: Ключи, Родники; морд. Вядя («вода»), а также гидроформанты: Лей/ляй, йов, эрьке, кужо, латко, нярь/ нерь; тат. елга («река»), кул/кол («озеро»), булак («родник»); 2)использование готового топонима и определения к нему: Черная речка, Ближний ручей, Дальний ручей, Крутояр, Ворона (вороной, «черный»), Грязнуха. Встречаются назв. рек по имени народа (Мокша, Мордова), по прежней родине новопоселенцев («перенесенные» топонимы типа Муромка, Днепр), а также, видимо, по имени человека (владельца, первопоселенца, открывателя). В целом в названиях крупных водных артерий области преобладают нерус. корни (ок. 70%). Для ойконимов – именований насел. мест – брались гидронимы (р. Вад – насел. пункт Вадинск, р. Чембар – г. Чембар, р. Мокша – г. Мокшан, р. Мокрый Мичкасс – с. Мокрый Мичкасс); для обозначения отпочковывавшихся селений – материнские названия с добавлением слова «новый»: Новая Каштановка, Новая Петровка, Новая Пятина, Новославкино, Новоназимкино. Однако осн. часть селений Пенз. края названа в 18 в. по фамилии их владельцев: Аблязово (Верхнее, Нижнее), Александровка, Лунино и др. Немалую долю составили наименования по церкви (с. Никольское). В сов. годы в моде были названия-символы, отражающие идеологию революц. эпохи (Октябрьский, Советский, Победа, Ленино), давались названия по именам колх. и совх. (Светлый Путь, Красная Заря, Серп и Молот и др.). Образование новых ойконимов шло по преимуществу морфологич. способом словопроизводства, с использованием продуктивных в рус. яз. суффиксов -ово/-ево,

[Топонимия / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001.]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *