Топографическое описание Пензенского наместничества 1784 г.

Под ред. М.С. Полубоярова, 2011 г.


«Топографическое описание Пензенского наместничества», созданное в г. Пензе в 1784 году, представляет большой интерес как первое детальное описание Пензенской губернии в период ее создания. Оно составлено на основании «запросных пунктов», направленных в Пензу из Кабинета императрицы и Петербургской Академии наук и всероссийской «анкеты» 1783 года. Поэтому по своей форме представляет собой документ с ответами на вопросы, касающиеся как наместничества в целом, так городов и уездов.

Для историков, географов, экономистов, этнографов, экологов и широкого круга читателей, интересующихся историей Пензенского края и Республики Мордовия.

(с) Полубояров М.С., 2011 г.

Предисловие

В 1957 году начальником Государственного архива Пензенской области (ГАПО) Евгением Георгиевичем Самойловым был выявлен в ЦГВИА СССР (ныне Российский государственный военно-исторический архив) очень важный для изучения истории Пензенской области и Республики Мордовия документ – «Топографическое описание Пензенского наместничества», хранившийся среди дел Военно-ученого архива (ВУА) Главного управления Генерального штаба. С этого документа Е.Г. Самойлов снял рукописную копию, вероятно, в 1964 году с оригинала.

Предположительно, впервые он ознакомился с ним в 1957 году по просьбе ЦГВИА с целью датировки его создания. Через 7 лет Самойлов снял с него рукописную копию, которая более 20 лет хранилась в Пензе, вероятно, в кабинете директора ГАПО. Такая последовательность знакомства Е.Г. Самойлова с документом как будто подтверждается двумя записями на последнем листе дела на пленке микрофильма, в рукописи Самойлова и, вероятно, в оригинале следующего содержания:

«Заключение о времени составления «Топографического описания Пензенского наместничества». Описание составлено в период Генерального межевания, проводившегося в наместничестве в 1782-1892 гг. Отсутствие в описании сведений о событиях 1785 года и последующих лет дает возможность предположить, что описание составлено не позднее 1784 г. Это предположение подтверждается имеющейся на… (пропуск) фразой: 1784 апреля 15-го и сего 784-го года апреля 30». Подпись Самойлова и дата: 11/X – 1957 г.

В 1964 году работники ЦГВИА произвели микрофильмирование дела, свидетельством чему является следующая запись ниже первой:

«л.38*

Центральный государственный военно-исторический архив СССР

В деле 18912, опись ___ (прочерк), фонд № ВУА.

Подшито и пронумеровано 1-66.

шестьдесят шесть листов

на микрофильмирование

Дело брошюровал

нумеровал листы

проверил Т. Журавлева

15 октября 1964 года».

*Примечание. Лист 38 либо по старой нумерации, либо это второй экземпляр «Топографического описания», хранящийся в РГВИА – дела №18911 и №18912).

После смерти Е.Г. Самойлова список Топографического описания (неполный, без листов №№ 1, 15-19 об.) оказался у директора ГАПО Вячеслава Степановича Година, пытавшегося издать этот документ, но, к сожалению, так и не нашедшего такой возможности. В конце 1980-х годов он и передал мне список Самойлова.

Подготавливая «Топографическое описание Пензенского наместничества» к изданию, автор этих строк пользовался на первом этапе работы рукописной копией Самойлова. На втором, в марте 2011 года, я использовал в читальном зале РГВИА микрофильм, проверяя сомнительные места в рукописи, восполняя пропуски и содержание недостающих нескольких листов, утраченных Самойловым или Годиным, исправляя некоторые неточности при сверке текста.

Большой объем и отсутствие нескольких листов, в том числе заглавного, долгое время не позволяли подготовить к публикации этот ценнейший и, к сожалению, совсем не используемый документ в пензенском краеведении и краеведении Мордовии. Наконец, мы имеем возможность представить его общественности.

Введение «Топографического описания Пензенского наместничества» в научный оборот тем более велико, что этот документ является первым крупным географическим и социально-экономическим обзором Пензенской губернии на момент ее образования. Он позволяет оперировать базовым статистическим материалом для характеристики не только описываемого периода, но и последующих лет в плане развития сельского хозяйства, промышленности, финансовой системы, торговли, экономических связей с другими регионами России, экологии, демографии, строительства городов и церковных объектов, фиксирует во всей полноте географическую номенклатуру наместничества и т.д.

Документ не датирован, однако из текста видно, что он создавался в 1784 году. По тексту встречаются такие фразы, как «1784 апреля 15-го», «сего 784-го года апреля 30-го числа», «в нынешнем 784-м году». Учитывая большой объем документа и время, необходимое для обобщения данных, полученных из уездов, датой завершения работы над описанием следует считать конец 1784 – начало 1785 годов. Единичное упоминание в тексте 1789 года как даты основания капитаном Анненковым винокуренного завода в Мокшанском уезде является, скорее всего, опиской составителя описания.

Любопытно, что в описании часто употребляются понятия «Пензенская губерния», «губернский город Пенза», хотя формально Пензенская губерния была образована указом императрицы от 12 декабря 1796 года, а до этого считалась наместничеством. Таким образом, современники воспринимали слова «губерния» и «наместничество» как синонимы.

Описание составлено на основании «запросных пунктов», направленных в Пензу, по-видимому, в 1781 или 1782 году из Кабинета императрицы и Петербургской Академии наук и представляет собой документ с ответами на пункты вопросника, касающиеся как наместничества в целом, так и уездов. Началом работы над его составлением следует считать весну 1782 года. Аналогичные запросники были отправлены и во все другие наместничества России. Это хорошо видно по описи фонда (Каталога) Военно-ученого архива РГВИА (том 3, СПб, 1910).

Проблема составления топографических описаний не часто рассматривалась исторической наукой. Из работ историков ряда областей видно, что аналогичные описания, но более краткого содержания, составлялись и ранее. Из них черпали сведения и составители описания 1784 года. Конкретно же «Топографическое описание Пензенского наместничества», как мне представляется, составлялось на основании «запросных пунктов» 1781-82 годов и общероссийской анкеты 1783 года. Последняя содержала 16 вопросов для описания губернского города, 25 – для описания наместничества «вообще», 16 – для уездных городов, 20 – для уездов. Какой источник лежал в основе работы над описанием Пензенского наместничества, нам неизвестно.

По общему правилу, «топографические описания» составлялись в двух экземплярах, один отправлялся Кабинету ее императорского величества, второй – в Петербургскую Академию наук.

Откуда получали сведения составители описаний? Конкретно по Пензенскому наместничеству данный вопрос также требует отдельного изучения. По некоторым имеющимся в нашем распоряжении сведениям, наместнические правления давали составителям сведения о географических координатах наместничеств, уездов и городов, полученные из Петербургской Академии наук. «Для познания длины и ширины» объектов описаний местным землемерам поручалось, под покровительством капитан-исправников, «по обойдении губернии, а уездными землемерами – уездных меж, и по снятии знатных дорог сочинить губернии сей карты в английском дюйме 14 верст с показанием на них границ, прикосновенных губернии и разделения уездов, означа на ней положения городов, рек, озер и дорог с генеральной губернской карты».

Землемеров, во избежание неправильных толков среди крестьян и помещиков, видимо, охраняла уездная полиция. В обязанность капитан-исправников, в руках которых находилась полицейская власть в уездах, вменялось и передача полученных сведений в центры наместничеств.

В губернских центрах производилась и картографическая работа: на создаваемые карты накладывались сведения о реках, озерах, «остатках древностей», о «примечания заслуживающих» селах, деревнях и слободах, почтовых станциях, фабриках, заводах, мельницах, мостах, «знатных лесах, болотах, степях и горах», «употребляя к тому знаки, изъясненные в российском атласе».

Изготовлялось три экземпляра карт: одна – для Императорской академии наук, вторая – для генерал-губернатора («с надлежащими описаниями»), третью предлагалось «оставить при отпуске в правлении здешнем». Возможно, предполагалось, что ее кто-то из административных или военных властей империи может затребовать.

Помимо того, губернскому землемеру поручалось «сочинить самые аккуратные планы» городов губернии в масштабе 1 английский дюйм = 100 сажен, в двух экземплярах. Один план отослать вместе с «Топографическим описанием» генерал-губернатору, другой – в правление наместничества. Последнее обязывалось, от имени генерал-губернатора, снабдить составителя топографического описания копиями документов об открытии наместничества, его разделении на округа (уезды), дать многочисленные справки: о «новоучрежденных городах», о том, «как они прежде именовались», почтовых дорогах и станциях, «откуда, куда и через какие места идут и расстояния между собою, на каком содержании лошади», «о властях светских и судах наместничества сего», о расстояниях от губернского города до Петербурга, от уездных и других близлежащих городов, об описании гербов, когда, кем и «на какой случай» пожалованы.

Если сохранились в губернских архивах соответствующие документы, то надлежало прислать составителю справку «о начале городов, кем, когда и на какой случай построены, под чьим владением были, кем и как в течении времени управляемы и каким переменам были подвержены и не было ли при них знатных происшествий». Если имелся «опробованный план», то следовало сообщить составителю, «какое строение вновь проектировано, показав именно, каменное или деревянное, и на чье иждивение».

Сведения о числе душ мужского и женского пола по ревизии и налицо, национальном составе населения, размерах податей, государственных окладных и неокладных доходах «порознь и вообще, и по каким законам оные собираются», предоставляли составителям описаний казенные палаты наместничеств. Сведения о монастырях, церквах, священно- и церковнослужителях в Пензенском наместничестве поступали из городовых консисторий, так как уезды Пензенского наместничества в церковном отношении принадлежали к разным епархиям – Тамбовской, Нижегородской, Казанской и Астраханской.

В процесс получения информации о селениях вовлекались капитан-исправники, дававшие сведения согласно специально разработанному для них вопроснику. Обязанность по описанию городов возлагалась на городовые магистраты совместно с комендантами и городничими.

Составители описаний, помимо официальных справок и отчетов, могли использовать печатные источники того времени: «Царственную книгу», «Опыт Казанской истории», «Древний летописец», «Росийскую историю» В.Н. Татищева, труды профессора П.С. Палласа о его путешествиях по России и даже «Древний летописец» (ныне этот труд принято называть «Лицевым сводом» русского летописания). Однако при работе над текстом описания нам не удалось выявить обращение пензенского автора к названным источникам.

Анонимный пензенский автор перед началом работы, видимо, был принят губернатором. Этого требовала и ответственность (описание составлялось по требованию Кабинета императрицы), и необходимость повысить статус выполняемой работы с тем, чтобы не допустить промедления должностных лиц в предоставлении справок, и большой объем работы, которую требовалось закончить в сжатые сроки. Не исключено, что в Пензе работала специальная комиссия, отвечавшая за выполнение поручения Кабинета императрицы. Так, руководитель комиссии по составлению топографического описания соседнего Симбирского наместничества Тимофей Масленицкий, имея небольшой чин надворного советника (по «Табели о рангах» – VII класс), добился «чтоб коменданты с городничими в городе живущему дворянству, купечеству и духовенству, а нижние земские суды – дворянству объявили: дабы имеющие у себя местные летописцы или вероятные манускрипты, или списки исторические и географические, касающиеся до описания страны здешней городов и народов доставляли прямо ко мне на учрежденных почтах с обнадеживанием таким, что списки те по выбрании из них материи и по снятии копий обратно к ним возвращены будут с благодарностью. И те, кои постараются в сем случае, за неимением письменных известий, расспросить у старожилов мордовских и чувашских, не помнят ли они, по изустным преданиям предков, языческого их богослужения и обрядов при рождении, браках, погребении и прочих, и когда какой из оных народов, воспринял крещение. И описав обстоятельно, доставляли бы ко мне на учрежденных почтах». К сожалению, составитель пензенского описания был менее настойчив в добывании историко-этнографических сведений, но это не умаляет его заслуг перед наукой и пензенским краеведением: объем работы, выполненный им, безусловно, впечатляет.

Последовательность «Топографического описания Пензенского наместничества» такова. Сначала идет описание наместничества в целом, затем города Пензы и Пензенского округа, после них – других городов и округов (уездов) в случайном порядке: Саранский, Верхнеломовский, Нижнеломовский, Керенский, Наровчатский, Троицкий, Краснослободский, Инсарский, Чембарский, Мокшанский, Городищенский и Шишкеевский.

Составитель пензенского описания больше внимания уделял цифровым показателям развития наместничества, почти не касаясь истории края. Автор, как правило, отмечал, что о начале городов, «когда и на какой случай» они построены, ему «неизвестно», о том, «каким переменам был подвержен» тот или иной город и «какие при нем были знатныя произведения», «никакого сведения не имеется». К тому времени некоторые архивы, например, в Верхнем Ломове, сгорели, другие не сохранились. К старожилам автор описания не обращался. Этого не было сделано, видимо, по причине отсутствия интереса к прошлому.

Раздел, в котором требовалось описать нравы населения, ограничивался фразой, что «чернь живет обыкновенно», «как в других наместничествах» и что она «груба, но добросердечна». Еще один пробел – в описании жизни «инородцев»: мордвы и татар. Сведения о них крайне скупы. Более широкая панорама представлена при описании монастырей и церквей, фабрик и заводов, общественных зданий городов.

В настоящей публикации расставлены знаки препинания в соответствии с правилами современного синтаксиса, слегка осовременена морфология слов. Последнее более всего касается церковнославянизмов в окончаниях прилагательных в родительном падеже и слов во множественном числе: «пензенского» вместо «пензенскаго», «винокуренныя» вместо «винокуренные», «деревянныя» и «каменныя» вместо «деревянные» и «каменные» и т.п. Вставлен мягкий знак в слова типа «мельница» вместо «мелница», «только» вместо «толко» и т.д. Приведены к норме современной орфографии устаревшее написание некоторых слов типа «разстояние» вместо «расстояние», исправлены очевидные орфографические ошибки составителя. Введены абзацы для удобства чтения (оригинал текста не имеет абзацев). Стилистика документа сохранена полностью. Оставлены, как в оригинале, форма написания топонимов и некоторые архаизмы («ярмонка», «пашпорт», «гошпиталь», «архива» («архив»), магазейн, «мужеска пола» вместо «мужского пола», «женска» / «женского», «жило» / «жильё», «оный», «пещаный» и др.). Оставлено как есть противоречивое написание географических названий: Ченбар и Чанбар, Инзара и Инсара, Ламов и Ломов, Нижеламовский, Верхоламовский, Наровчатовский и др. В скобках под литерами М.П. даны примечания редактора текста.

Итоговые цифры численности населения требуют пересчета, так как содержат многочисленные арифметические ошибки. Наш пересчет производился выборочно, не все проверялись по оригиналу цифры, представленные в рукописи Е.Г. Самойлова.

Публикация «Топографического описания Пензенского наместничества» должна повысить интерес исследователей к изучению одной из наиболее важных страниц истории Пензенского края, времени, когда его границы достигли дальних пределов и положено начало развитию крупной промышленности и культурному подъему.

Михаил Полубояров

————————
*Прим. Дата в скобках добавлена редактором сайта inpenza.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *