Разыскивается… государство. Зубриловская усадьба в с. Зубрилово Тамалинского района.

Юрий Чернышов, http://zov.nm.ru/expeditions/index.html

Земля Саратовская – историко-культурный ареал

В середине сентября в Саратове состоялся III Всероссийский съезд органов охраны памятников истории и культуры. В день открытия съезда в фойе дома правительства, где проходило пленарное заседание, на двухметровых стендах демонстрировались фотографии памятников истории и культуры регионов, принимавших участие в съезде (всего – 74 региона). В одном из углов выставки два саратовских стенда, расположенные друг против друга, обращали внимание посетителей на одно и то же место – находящееся ныне вне территории Саратовской области – дворец и церковь усадьбы Зубрилово, родового поместья князей Голицыных. На одном были снимки 1927 года, на другом – фото того, что увидели саратовцы – участники самодеятельной туристско-краеведческой экспедиции в 2004 году.

Тогда, в 1927 году, еще существовали и, в том или ином качестве, функционировали и дворец, и уникальная колокольня, и часовня, и редкостная по архитектуре церковь-усыпальница родоначальников усадьбы – князей Голицыных. А в 2004 году саратовцы застали руины дворца, поглощаемую зарослями часовню и разрушающуюся колокольню. И только церковь, поддерживаемая неимоверными усилиями священника отца Николая и редких прихожан, жила и действовала. Горькою насмешкою выглядели хранящиеся в крипте церкви, рядом с родовыми могильными плитами-надгробиями полуметровые настенные щиты, оставшиеся от советских времен: «Церковь. Памятник ХУ111 века. Охраняется государством. Повреждения караются по закону» и «Дворец» с аналогичным уведомлением.

Глядя на вывороченные балки, разрушенные стены, загаженные подвалы, невольно задаешься вопросом: где же то государство и кто и как наказан за варварские или безумные действия? Ведь главные разрушения дворца совершены в последние пятнадцать лет.

Зубрилово – не единственный пример. На этом же стенде показаны и иные памятники истории и культуры, которые посетила экспедиция: усадьба князя Куракина в Сердобском районе и усадьба Устинова – создателя здания нынешнего Саратовского краеведческого музея – в Беково.

И хотя все перечисленные усадьбы находятся на территории нынешней Пензенской области, надпись на стенде в доме правительства гласила, что на нем отображены памятники историко-культурного наследия «Земли Саратовской». Этот довольно неопределенный термин появился не случайно. Дело в том, что границы территории, находившейся под административным влиянием Саратова, за три последние века менялись двенадцать раз. В сегодняшнем своем виде они существуют лишь с 1957 года, а северо-западная граница правобережья области, отрезавшая от нее Сердобский и Тамалинский районы, обозначена в 1936 году. То есть исторически культурное пространство, ареал, оказавший влияние на формирование человеческой общности, называемой иногда «саратовский народ», географически выходит далеко за пределы нынешних административно-территориальных границ области. И термин «Земля Саратовская» – это синоним понятия культурно-исторического ареала.

Многократное перекраивание границ территорий далеко не безобидно, что начинает осознаваться только сейчас. И как это ни печально, толчком к пониманию этого обстоятельства послужили террористические акты против России августа-сентября и реакция населения на них. Аналитики отметили, в частности, что «самый главный ужас в том, что российский народ разобщен и отчужден друг от друга настолько, что его нельзя назвать нацией, члены которой, не зная друг друга лично, тем не менее, рассматривают себя как общность с единой судьбой и надеждами».

Примером, подтверждающим это утверждение, как раз и служит отношение к памятникам истории и культуры прошлых веков, расположенным близ границ области. А ведь речь идет об усадьбах знатнейших дворянских родов России, давших российской истории много известнейших имен и внесших огромный вклад в ее становление как великой державы – усадьбах князей Куракиных и Голицыных. Обе расположены близ реки Хопер, которая в части своего течения пограничная между областями (Зубрилово), частью протекает по территории Пензенской области (Куракино), частью по Саратовской (бывшие земли Нарышкиных и Воронцовых). Роль этих усадеб в формировании культуры и истории в Саратовской области отмечают сейчас разве что исследователи да музейные работники.

Кто-то из них упоминает, что «гостями Куракина была вся саратовская и пензенская знать. Они посещали выстроенный им великолепный дворец, ставший центром жизни всей губернской (Саратовской губернии – Ю.Ч.) аристократии. По примеру Куракина владельцы саратовских имений, расположенных вдоль и поблизости реки Волги, начали сооружать дворцы и насаждать парковые оазисы на бескрайних просторах волжских степей» (М.К. Ежова. Зубрилово. Надеждино). Другие рассматривают эти памятники как «Отзвук славного былого» (Л.Пашкова, Е. Савельева. Памятники Отечества). Музеи Саратова и Пензы гордятся экспонатами из коллекций этих усадеб – крохами того, что в них имелось. Сами же саратовцы – да, наверное, и пензяки – от этих пластов своей истории очень далеки. Во всяком случае, какие-либо признаки участия Пензенской власти в сохранности указанных памятников отсутствуют полностью.

И хотя обе усадьбы с полным основанием могут быть отнесены к историческому и культурному ареалу территории, именуемой Земля Саратовская, административная граница между областями стала силой, разорвавшей историческую связь единой территории, фактически – истребителем истории. Кроме административных границ способствует такому положению вещей и отсутствие экономических нитей, скрепов, соединяющих оба берега реки. Однако такое положение вовсе не фатально. Историческая ценность вполне способна обернуться ценностью более ощутимого свойства – финансовой.

Страница 4.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *