Отказные книги Пензенского края 21-31 страница

Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

РГАДА, ф. 1209, оп. 2, е. хр. 6492

Отказная книга Пензенского уезда

6502-71. Лл. 491–493. Об отказе земли к югу от с. Лунино. Февраль 1700 г. О поездке подьячего ППИ Алексея Комлева в Пензенский уезд в д. Синорову по челобитной служилых татар Тугайки и Ембутки Аюкаевых де(тей?) и Акбулатки Айбукова сына и Акма(йки?) (концы слов пришиты в корешке) Бекбулатова сына Барабанщикова:

в прошлых де годех отца их, Тугайкова да Енбукова, а их, Акбулаткова да Акмакова, деда Аюкая Данилова (Барабанщикова) не стало, а после де нево, оприч их, никого не осталось; а за ним де было поместье в Пензенском уезде восемьдесят три чети с третником; и то де поместье за ним не справлено. И великий государь пожаловал бы их, велел то отца и деда их поместье за ними справить на четыре жеребья им.

В результате поездки подьячего Комлева челобитчикам отведено из Аюкаева выморочного поместья по 21 чети без полуосмины человеку в поле, а в дву по тому ж. Сторонними людьми были крестьяне вотчины думного дворянина Прокофия Богдановича Возницына из с. Архангельского, Усть-Шукша тож, Тархов, Поскатливый(?), Панамарев.

6502-72. Лл. 495–498 об. Об отказе земли между г. Пензой и с. Рамзай. 9 августа 1700 г. по указу великого государя и по приказу воеводы Сафонова подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в Пензенский уезд на порозжую землю на речку Пензятку по челобитью подьячего ППИ Петра Кирилловича Назарьева. Его поместный оклад составлял 150 четвертей, а поместья за ним не было. Он просил отвести ему на пашню 50 четвертей в поле, а в дву по тому ж, и сенных покосов на 100 копен – из диких поль по рч. Пензятке по обе стороны “промеж валу, меж рамзаевских казаков и промеж мужеского Преображенского монастыря старцов Феодосия з братьею дач”.

Сторонними людьми были солдаты д. Пензятки Иван Федорович Петернин, Селиван Деевич Жукманчин, крестьяне д. Малой Пензятки, Заозерье тож, князя Степана Ивановича Ухтомского.

6502-73. Лл. 500–506. Об отказе поместья на прожиток в разных местах Пензенского уезда. 9 сентября 1700 г. По указу великого государя и по приказу того же Сафонова тот же подьячий Ермолаев ездил в Пензенский уезд в поместье подьячего ППИ Осипа Иванова по челобитью его вдовы Авдотьи и по грамоте из приказа Казанского дворца. В челобитной содержалась просьба отвести ей на прожиток поместье. Приводится ссылка на отказную книгу пензенского подьячего Никифора Протопопова от сентября 7196 года, где было сказано:

Отказано Пензенской приказной избы подьячему Осипу Иванову в Пензенском уезде, в степи, на реке Медведице (…) рыбные ловли со озеры, и с ыстоки, и с малыми глухими озерки, и с речками Сосновкою, с Таунзем, и с верхним борком, и с малыми падучими речками, и с лебедиными гнезды, и з бобровыми гоны, и со всеми угодьи в поместье вместо четвертные пашни (…) 50 четвертей в поле, а в дву по тому ж, в его оклад в 350 четей.

Кроме того, в счет этого оклада Осипу Иванову было отказано в том же 196 году за валом в Лемзяевском лесу полянка Керендяшка и на Аверденском поле и на речке Печарярке 20 четей в поле, а в дву по тому ж. По отказной книге от 27 августа 7200 года ему же было отказано в поместье и в оброк земля пензенских пушкарей Сидорки Винокурова и Петрушки Гаврилова – «за Саратовской башнею на степной стороне» – 20 четей на пашню и 500 копен сенных покосов. За ним же, Осипом, по даче 7207 г. числилась земля вместе с подьячим приказа Большой казны Сергеем Дмитриевым по 20 четей в каждом из трех полей за валом у устья рч. Каменки, по рч. Ардыму «вверх идучи правая сторона и до вершины речки Колышлея и Елань Пензы». Ему же, Осипу, даны в 7201 г. берега по рч.Тешнярь вместо четвертной пашни в поместье и в оброк за 5 четей и сенных покосов на 10 копен, «а оброку ему велено платить по 16 алтын по 4 деньги». В 7202 г. ему же, Осипу, дано по р. Колдаис берега “под мельничное место и в оброк за три четверти да за сенные покосы за 20 копен а оброку ему велено платить по шти алтын по четыре деньги на год.

Авдотья пишет, что после смерти мужа в 7208 г. остались поместные земли в разных местах и мельницы, а на поместные земли поселены крестьянские дворы. В частности, на рч. Печеняр было 2 двора крестьян, а «на речке Тешняре мельница что ему Осипу дана в поместье за пять четей». Она получила на прожиток из имения покойного мужа 35 четей (десятую часть мужниного земельного оклада), остальные чети отписаны на великого государя.

Исполняя указ о поездке в Осипово имение, подьячий писал, что на реке Медведице он не был и медведицкое его поместье не описывал, так как “в том месте на реке Медведице построен город Петровской и те рыбные ловли по указу великого государя отданы к тому городу Петровскому”.

На отказе были сторонние люди – крестьяне д. Печеняр пензенца Никифора Лебедева (подьячего Пензенской приказной избы), а также мордва д. Средний Калдаис. (Знамена мордвы: Мардемаски Емельянова, Заики Сергеева, Надежки Кежаева, Кипайки Дмитрева).

6502-74. Лл. 507–510 об. Октябрь 1700 г. По указу великого государя и приказу воеводы Сафонова пензенец дворянин Ларион Леонтьевич Яров и подьячий Пензенской приказной избы Иван Лебедев ездили в Пензенский уезд за реку Суру “в порозжие леса в липяг на Магар (в другом месте: Мангар) и в ыные урочищи” по челобитью боярина Федора Алексеевича Головина. Упоминаются географические ориентиры: липяг Намагар на Суре реке, липяг Минды (или Минцы?) Перя, липяг Уртапора, “липяг Алексын Порам з дубровою Луки Сак бор и с черным лесом, Аряш Акербора, да на Бочюере и на Сырьевежа с вершины речки Елховки до устья”. В Пензенском у. боярин Головин имел уже поместье в с. Никольском, Новокрещенское тож.

Сторонними людьми были крестьяне Матвея Савича Арапова из д.Араповки, крестьяне Акима Григорьевича Теплова из Саранского у., крестьяне Александра Лыкова из сельца Умыса, мордва из д.Симилей Саранского у.

6502-75. Лл. 515–522. Об отказе земли на территории Саратовской обл. на р. Калмантай. Апрель 1700 г. По указу великого государя и по приказу воеводы Сафонова подьячий Пензенской приказной избы Алексей Комлев ездил в Пензенский уезд “на вершину речки Сухой Ерыклы и на Караульную гору и в ыные урочищи” по челобитью пензенца Никиты Дмитриевича Микулина, Василия Кузьмича Бастрыкова, Давыда и Еремея Ивановичей Романовых и других, всего 7 чел., которые просили отвести им земли в поместья. Они было отведено в урочищах «в вершине Сухой Ерыклы прямо на Караульную гору черес черной лес и бор до дачи Семена Дмитреева да вниз идучи по реке Колмантаю до старого Калмыцкого броду».

Имеются ссылки на ранние документы: «поверстан на Москве в приказе Казанского дворца по Пензе Васька Калинин сын Микулин да Яков Федоров сын Жадовский оклады им учинены по 350 четей». В 1700 г. били челом великому государю, а в Пензе И. Я. Сафонову пензенец Иван Микулин и Яков Жадовский, которые просили себе земли в Пензенском у. на р. Калмынтае «по урочищам с Василием Бастрыковым с товарыщи».

В деле упоминаются ясачные чувашские земли, р.Елань-Кадада, рч. Пармеев и рч. Бичибилатка, мордва д. Колмантай, татары д. Средняя Елюзань, мордва д. Кимишкир.

6502-76. Лл. 524–530. Об отказе земли в окрестностях с. Пыркино Бессоновского района. 23 февраля 1700 г. по указу великого государя и по приказу воеводы Сафонова подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в Пензенский уезд в поместье умершего Ивана Кологривова на речке Озерки по челобитью его детей Данилы, Никона и Федора Меньшого. Они просили отказать отцовы земли им в поместья, в оклад. В отказной книге подьячего ППИ Тимофея Мещеринова от 13 октября 7186 (1677) г. было написано:

Отказано пензенцу Ивану да Федору Семеновым детям Кологривовым (…) в Пензенском уезде по конец поль Пыркинской слободы казаков, от старой Васильевой помесной земли Кологривова, идучи от Пыркинскова поля вниз по речке Озерки по праваю сторону, по штидесят чети в поле а в дву по тому ж.

Имеется ссылка на отказную книгу от 10 сентября 7190 (1681) г., где было написано:

Дано и отказано пензенцам Федору да Ивану Кологривовым да Федору Першину (…) в Пензенском уезде ис порозжие дикие земли на речке на Шукше промеж Ивановой дачи Шихмаметева да промеж Федора Болотникова по дватцети чети человеку в поле, а в дву по тому ж, с сенными покосы и со всеми угодьи.

Да за ним же, Иваном, поместья по даче прошлого 191 году написано: дано пензенцам Ивану да Федору Кологривовым да Ефтифею Першину в Пензенском уезде порозжие земли промеж дач Семена Ульянина да Федора Болотникова в поместье в указное число: Ивану на дватцеть четвертей, Федору на сорок чети, Ефтифею Першину на дватцать чети.

Сторонними людьми на отказе 23 февраля 1700 г. были крестьяне с. Сергиевского Алексея Григорьевича Блохина, с. Никольского, Кологривовка тож, сельца Першина Федора Юрьевича Першина.

6502-77. Лл. 531–536 об. Об отказе меновой земли при селах, основанных кн. Куракиным на р. Юлов Городищенского района. Октябрь 1700 г. О поездке подьячего ППИ Саввы Ермолаева в Пензенский уезд на р. Юлов по челобитью великому государю стольника князя Бориса Ивановича Куракина. С ним менялись землями Петр, Никита, Иван и Савва Мантуровы. Они отдавали ему земли по рч. Юлов “по обе стороны 35 чети”, плюс дополнительно 60 четей – Иван Мантуров. Этим Мантуровым земля досталась от отца в 7199 (1691) г. «на речке Судимире, и на Балыке, и по речке по Юлову» по 17 четей каждому. Кроме того, в 7204 г. отказана в поместье Ивану и Петру Васильевичам Мантуровым земля в Пензенском у.:

из диких порозжих лесных полянок, от вершины речки Евлейки до вершины речки Четырлыка, с вершины речки Чатырлыка до Суры реки, вверх по Суре реке левая сторона до усть речки Наюлова, и от усть речки Ноюлова до Каменного броду, и в ыных урочищах по штидесят чети человеку в поле, а в дву по тому ж, с полянки и с лесом и со всякими угодьи.

В 7206 г. Петр и Никита Мантуровы владели также отцовским поместьем за рекой Сурой на речках Юлов, Евлейка, Шкидим и Чатарлык – по 35 четей. Всего Мантуровы сменяли Куракину в этот раз 95 четей в поле, а в дву по тому ж. Сторонние люди были из Пензенского уезда: крестьяне стольника Василия Ивановича Чаадаева из с-ца Никольского, Нестеровка тож, , крестьяне Юловского городища Спаса Нового монастыря, мордва д. Селикса и д. Ишим.

6502-78. Лл. 538–542 об. Об отказе менового поместья в бывшей д. Кадышево Мокшанского района. Март 1700 г. Подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в Пензенский уезд в променное поместье Леонтия Григорьевича Шильникова в с. Архангельское, Кадышево тож, по его челобитью и Григория Логиновича Маматова. Шильников променял Маматову прожиточный жребий своей жены (под Мокшанским лесом, в Шукшинских вершинах, в с. Архангельском, Кадышево тож) – 7 четей, Маматов променял Шильникову свои земли в Саранском у. в д. Маматова в Атминских вершинах – полчетверика. «А за перехожие де чети взял он, Левонтей, у него, Григорья, десять рублев». Менялись пустое на пустое. Сторонние люди были крестьяне пензенца Федора Федоровича Плотцова из д. Плотцова Пензенского уезда.

6502-79. Лл. 544–548. 21 июня 1700 г. Подьячий Пензенской приказной избы Василий Протопопов ездил в Пензенский уезд в променное поместье пензенца Осипа Михайловича Климова на реку Волгу. С Климовым менялся землями Иван Яковлев, которые находились у него в Пензенском уезде на реке Торуеве.

6502-80. Лл. 549–552 об. 22 октября 1700 г. По указу великих государей и по приказу воеводы И. Я. Сафонова подьячий Пензенской приказной избы Ларион Протопопов ездил в Пензенский уезд в поместье Петра Синебрюхова по челобитной его сына Моисея. Поместье отцу отказано было в 196 (1688) г. 30 четей в поле, а в дву по тому ж. Находилось оно «от калдаиского устья, вверх по Суре реке, по правой стороне».

Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

РГАДА, ф. 1209, оп. 2, е. хр. 6492

Отказная книга Пензенского уезда

6502-81. Лл. 554–558 об. 9 июня 1700 г. Подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в Пензенский уезд на речку Пелетьму в поместье Тимофея Федоровича Ульянина, по челобитью его и Григория Леонтьевича Киселева. В 207 г. они полюбовно поменялись поместьями: Ульянин променял Киселеву 25 четей на речке Пелетьме, Киселев променял Ульянину в Саранском у. на р. Исе 1 четверть, а за перехожие чети взял Ульянин у Киселева 25 рублей. Сторонними людьми были крестьяне Саввы Ивановича Мартынова из с. Липяги Пензенского уезда.

6502-82. Лл. 559–561. Май 1700. Подьячий Пензенской приказной избы Борис Бунаков ездил в Пензенский уезд на р. Калмынтай и р. Ерыклу (территория Вольского района Саратовской области) на дачу Ивана Осиповича Ховрина для отказа ему земельного жалования.

6502-83. Лл. 562–566 об. Об отказе земли в окрестностях с. Головинская Варежка Каменского района. 27 июня 1700 г. Подьячий Пензенской приказной избы Алексей Комлев ездил в Пензенский уезд на р. Варешку и на речку Кеевьду по челобитной пензенцев Петра Борисовича Синбугина и Андрея Силыча Ларионова: «есть де в Пензенском уезде дикая порозжая земля» на этих речках. Синбугин просил великого государя отказать ему здесь 50 четей в поле, а в дву по тому ж, и сенных покосов на 1000 копен, Ларионов просил 100 четей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на 500 копен. По сыску большим повальным сыском оказалось, что «та земля явилась порозжа, в поместье, и в вотчину, и на оброк никому не отдана, и не татарская, и не мордовская, и не чювашская, и не черемишская, и спору об ней ни от кого не будет». Границы отказанных поместий:

Почин от татарской межи, на низ по речке Варешке, до устья Гремячего ключа, а от Гремячего ключа через сырт на суходол, и по тому суходолу внис до озера; а от того озера до речки Кеевьды — направе земля Петра Синбугина да Андрея Ларионова, а налеве земля Афтамона Михайлова сына да Ивана Михайлова сына Головиных; а от Кеевьды до вершины речки Мяренды и до татарских граней, и до речки Варешки, и до починного урочища – направе помесная земля Петра Синбугина да Андрея Ларионова, а налеве – татар Аросланки Покаева с товарыщи.

Сторонними людьми были крестьяне Пензенского уезда: помещика Андрея Ивановича Беликова из с. Дмитриевского Федька да Ивашка Петровы дети и крестьянин помещика Петра Игнатьевича Плешивцева из с. Михайловского, Бибиково тож, Мишка Денисьев. За них руку приложил пензенский площадной подьячий Ивашка Попов.

6502-84. Лл. 568–571. Об отказе земли в окрестностях д. Белый Ключ Лунинского района. 29 апреля 1701 г. Подьячий Саранской приказной избы Никифор Евдокимов ездил, по челобитной Лариона Андреевича Синбугина и Афанасия Борисовича Иванова, в Пензенский уезд на меновую землю. Ларион Синбугин менял свой участок на Белом Ключе и на Семи Ключах – 17 четвертей в поле, а в дву по тому ж, Афанасий Иванов менял ему свой участок в Муромском у. На отказе были крестьяне помещика Лариона Леонтьевича Юрова из с. Белый Ключ Саранского у. и крестьяне д. Синбугиной помещика Андрея Матвеевича Ивашева.

6502-85. Лл. 572–575. Об отказе земли к северо-западу от с. Бессоновки. Январь 1701 г. По указу великого государя и по приказу воеводы И. Я. Сафонова подьячий Пензенской приказной избы Степан Гладков ездил в Пензенский уезд на поместную землю Тимофея Савельевича Степанова, меж речек Шелдаис и Колояр, по челобитной Моисея и Ивана Степановых, которые просили отказать им здесь Моисею 70, Ивану 60 четвертей в поле, а в дву по тому ж. «А на Пензе в приказе в пензенской десятне, за приписью подьячего Мины Казакова прошлого 204 (1696) году, написано: пензенцу Моисею Савельеву сыну Степанову (положено) помесного окладу триста пятдесят четвертей»; Иван Савельевич Степанов поверстан на Пензе в январе 1701 г. с поместным окладом 300 четей, «а на пашню земли велено ему отвести в Пензенском уезде, против указу великого государя, от засечных крепостей не в ближных местех».

На отказе были сторонние люди: крестьяне князя Григория Прохоровича Долгорукова из с. Большой Колояр и крестьяне д. Шелдаис Андрея Ивановича Щукина; вместо них руку приложил поп с. Большой Колояр Федор Артемьев.

Аналогичный документ на лл. 583–586.

6502-86. Лл. 576–581. Об отказе земли в окрестностях г. Сердобска. 9 октября 1701 г. По указу великого государя, по приказу стольника и воеводы князя Степана Ивановича Путятина и по челобитью керенцев Федора и Федота Евстифеевичей Ношкиных подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в Пензенский уезд на р. Сердобу. «Служат де они великого государя службу по Керенску по выбору, а оклады де им по триста по пятдесят чети человеку. А по указу великого государя велено их братье давать из диких поль в указное число по указной статье, а нигде им диких поль в указное число не дано”. Ношкины просили отказать им земли по р. Сердобе:

В Пензенском уезде, с вершины речки Большой Сердабы на низ по обе стороны той речки и по речкам, которые впали в ту речку Большую Сердабу, по Дубовке, да по Котлу, да по Бай-Сердабе, да по Елань-Сердабе; и с вершин тех речек на низ, до устья тех речек и до межи засечных сторожей».

Челобитчикам было отказано здесь по 250 четвертей в поле, а в дву по тому ж, и сенных покосов по 500 копен. Кроме того, они просили отказать им лес «по пяти верст вдоль и поперех тож, с реки, и с озеры, и с рыбными ловли, и со всеми угодьи», но последняя просьба не была удовлетворена. Сторонними людьми на отказе были засечные сторожа Сердобинской слободы Сенька Пахомов сын Усов, Логинка Мартынов, Артюшка, Федька и Тимошка Матвеевы дети Шишкины. Вместо них руку приложил пензенский площадной подьячий Алешка Крахин (?).

6502-87. Лл. 588–595. Об отказе оброчной мордовской земли монастырским крестьянам с. Русский Камешкир. Лета 1701 ноября в 16 день по указу великого государя (полный титул), и по грамоте из приказу Казанского дворца, и по наказу стольника и воеводы князя Степана Ивановича Путятина велено ехать Пензенские приказные избы подьячему Григорью Полянскому в Пензенской уезд с сторонними людьми новоселидебной вотчины Троицы Сергиева монастыря деревни Сергиевской, да деревни Кимишкира мордвы Видманки Исаева с товарыщи, да деревни Шаткины мордвы Микулки Сидорова с товарыщи – на посопную и оброчную их землю. Для того в нынешнем 1701-м году августа в 29 день в грамоте великого государя (полный титул) ис приказу Казанского дворца на Пензу к стольнику и воеводе к Ивану Сафонову, за приписью дьяка Дмитрея Неупокоева, написано:

Били челом великому государю Троицы Сергиева монастыря архимандрит Евфимий, келарь Мисаил, казначей Пахомий з братьею – в прошлом де в 208-м (1700) году Пензенского уезду деревни Шаткины мордва Аношка Несмеянов с товарыщи здали посопную и оброчную свою землю монастырским крестьянам Арзамаского уезду села Байкова и села Резоватова в оброк, чем владели они, мордва Аношка с товарыщи, по отказным книгам 197-го (1689) году – от вершины речки Таштакамяки и до березы двугранной, по урочищам до липяга Толочикмаса, до починной двугранной березы. А с той земли (пишут монастырские власти) оброчные деньги и посопный хлеб имать с монастырских крестьян против прежнего оброку: по четверти ржи, овса по тому ж, денег по десяти алтын.

И по той грамоте мордву Оношку с товарыщи на Пензе в приказе велено допросить; да буде они в допросе скажут, что в 208-м году посопную и оброчную свою землю в Пензенском уезде, по отказным книгам 197-го году, Арзамаского уезду села Байкова и села Резоватова монастырским крестьянам, чем владели они, мордва Оношка с товарыщи, с оброком впрок безповоротно здали и впредь о той земле о повороте не челобитчики, и той земле со всеми угодьи, против мордовского владенья по отказным книгам, быть Троицы Сергиева монастыря за крестьяны на оброке. А посопной хлеб и оброчные деньги с той земли платить монастырским крестьянам против того, как платили они, мордва Оношка Несмеянов с товарыщи, и в платеже того оброку по крестьянех собрать поручную запись.

И в нынешнем 1701-м году ноября в 8 день били челом великому государю (полный титул), а на Пензе в приказе стольнику и воеводе князь Степану Ивановичу Путятину Пензенского уезду новоселидебной вотчины Троицы Сергиева монастыря деревни Сергиевской крестьяне Ульянка Еремеев с товарыщи, да деревни Кимишкира мордва Видманка Исаев с товарыщи, деревни Шаткины мордва Микулка Сидоров, Демка Сыресев, Пинемаска Исчесев с товарыщи ж подали челобитную, а в челобитной их написано:

В нынешнем 1701-м году прислана великого государя грамота на Пензу по челобитью Троицы Сергиева монастыря властей, архимандрита Ефимия, келаря Мисаила Григорова, казначея Пахомия з братию, а по той де грамоте велено деревни Шаткины мордву Аношку Несмеянова с товарыщи допросить про здачю ево, Аношкиной, посопной и оброчной земли, которою он, Оношка, здал монастырским крестьянам. И до присылки де той великого государя грамоты он, Оношка, умре, и ныне де они, Ульянка с товарыщи, и Видманка, и Микулка с товарыщи ж, учинили де меж посопной и оброчной земли полюбовную межу от монастырской земли по урочищам.

А почин де тем их полюбовным урочищам – от речки Кимишкира, меж ключа и суходола, о середке суходол(а), и тем середним суходолом вверх идучи до вершины, а с вершины до сосны, которая сосна з гранми и з делью стоит выше устья дву врагов, и от речки Кимишкира вверх идучи по суходолу до сосны, что з гранми и з делью, – на правой стороне земля и всякие угодьи владеть Троицы Сергиева монастыря крестьянам Ульянке с товарыщи, а левою стороною – землею и всякими угодьи владеть деревни Кимишкира Видманке Исаеву с товарыщи; а от той гранной сосны, что з делью, через враг на полянку, а с полянки суходолом и дубровою до вершины речки Таштакамяки и до липяга Толончикмаса, а в том липяге стоит с краю дуб, на нем две грани; а от того дуба – на березу, на ней две грани; а от той вышеписанной гранной сосны, что з делью, шед по вышеписанным урочищам, до березы утинной двугранной – на правой стороне землею и всякими угодьи владеть Ульянке с товарыщи, а на левой стороне землею и всякими угодьи владеть мордве Микулке Сидорову с товарыщи. А по хороменной и дровеной лес въезжать Ульянке с товарыщи и им, мордве Видманке и Микулке с товарыщи ж, по даче и по отказным книгам 197-го году отказу Пензенские приказные избы подьячего Павла Валяева, за реку Кададу в большой Сурской лес.

И впредь им, мордве Видманке и Микулке с товарыщи, о здаточной земле, которою здал Оношка Несмеянов с товарыщи, о повороте себе во владение на монастырских крестьян, Ульянку с товарыщи, не бить челом; а им, Ульянке с товарыщи, впредь в те их мордовские земли за полюбовную межу не вступаться и не владеть.

И нынешнего 1701-го году ноября десятого числа по указу великого государя, по грамоте и помете стольника и воеводы князя Степана Ивановича Путятина велено послать приказные избы подьячего и велено ему Троицы Сергиева монастыря деревни Сергиевской и мордовских деревень Шаткины и деревни Кимишкиря земли их, которые написаны урочищи, по договору их в полюбовной челобитной, меж ими грани и всякие признаки учинить и написать в книги; и те книги за руками их и сторонних людей и за своею рукою подать на Пензе в приказе.

Далее описывается исполнение указа подьячим и сторонними людьми, которые учинили межи и признаки. Указана та же географическая номенклатура, кроме того, упоминается Шаткинская дорога. Сторонними людьми были: крестьянин стольника Дмитрия Ивановича Дивова из д. Дивовки Пензенского уезда Федька Минеев сын Бутузин;

мордва деревни Тарасовки: Алмакайка Ирсаев, Алешка Нестеров, Данилка Никитин;

деревни Сюмаевы: Ведяшка Качаев, Афонька Помаев, Казанка Жданов;

деревни Поуковы: Ивашка Петяев, Нюняйка Лимаев;

деревни Шаткиной мордва: Микулка Сидоров, Дениска Аштуватов, Васька Танксаров;

деревни Кимишкир мордва: Видманка Исаев, Лемка Зинин с товарыщи; (изображены знамена мордвы);

Троецкой новоселидебной вотчины деревни Сергиевской крестьяне: Ульянка Еремеев, Якушка Карпов, Андрюшка Васильев, Ивашка Кузнецов; за них руки приложили Троице-Сергиева монастыря слуга Сидор Бухвалов, и пензенский площадной подьячий Сенька Серебряков.

6502-88. Лл. 596–599 об. Об отказе земель в районе сел Зеленовка, Старая и Новая Студеновки Сердобского района. Лета 1701-го сентября в (не ук.) день по указу великого государя (полный титул) и по наказной памяти стольника и воеводы князь Степана Ивановича Путятина велено ехать Пензенской приказной избы подьячему Афанасью Кашникову в Пензенской уезд на порозжую землю, на речку Казмалу и на речку Сердабу и в ыные урочищи с сторонними людьми. Для того в нынешнем 1701-м году сентября в 9 день били челом великому государю (полный титул), а на Пензе в приказе стольнику и воеводе […] Путятину, подали челобитную пензенцы Трафим Перекосов, Алексей Тугушев, Иван Тихонов да Пензенской приказной избы подьячей Данила Попов. А в челобитной их написано:

В нынешнем де 1701-м году приискали де они порозжие земли в Пензенском уезде, в урочищах с вершины речки Казмалы по левую сторону, на низ идучи до устья, да вверх идучи по речке Сердобе по левую ж сторону до устья речки Казанлы, и вверх идучи речкою Казамлою, по обе стороны казамлинских вершин и с ыными урочищи — по сороку чети человеку в поле, а в дву по тому ж, с сенными покосы и со всеми угодьи.

И в нынешнем 1701-м году сентября в 9 день по памяти на выписке стольника и воеводы князя Степана Ивановича Путятина велено послать на ту вышеписанную землю Пензенской приказной избы подьячего с сторонними людьми и про тою землю, о которой били челом Трофимка Перекосов с товарыщи, сыскать. Да буде в сыску скажут, что в тех урочищах земля порозжа есть, и в поместье никому не отдана, и нихто ею не владеет, и ту землю по сыску велено отказать Трофиму Перекосову с товарыщи по их челобитью. И сыск, и отказные книги привесть и подать на Пензе в приказной избе.

И по указу великого государя (полный титул) и по наказу […] Путятина Пензенской приказной избы подьячей Афонасей Кашников […] со сторонними людьми [ездил на место, нашел вышеуказанные урочища порозжими и отказал их челобитчикам в их оклады по 40 четей со всеми угодьями, как они просили].

Помесной земли почин – от устья речки Казамлы, вверх идучи тою речкою Казамлою по правой стороне, до устья речки Малой Казамлы, которая пошла с левою сторону той речки Казамлы, подле дубров березовых; и перешед большую речку Казамлу подле того устья Малой Казамлы, идучи по левою сторону той речки Малой Казамлы, через березовые дубровы и перепольи, до вершины той Малой речки Казамлы, до граней отводу стольника и воеводы Гаврила Тухачевского, что он отвел Пензенского уезду села Сердобы карабельных лесов сторож[ам] Сеньке Боляеву с товарыщи. А от тех их граней и с вершины речки Малой Казамлы до Ясенево колка, направе земля их, челобитчиков Трофима Перекосова с товарыщи, а налеве карабельных лесов сторожей Сеньки Боляева с товарыщи. А от того Ясневого колка, поворотя направо, к речке Большой Казамле, на вершину, которая в тою речку впала с правой стороны, от высоких дубров. И тою вершиною идучи правою ж стороною, до вершины и до высоких липягов. А от высоких липягов идучи правою стороною, до Большого липяга Матальгина. И тем липягом идучи прямо от дубров высоких, к реке Сердобе. И тою рекою Сердобою вниз идучи по правой же стороне, до устья речки Казамлы, до первого почину. А по хороминной и дравяной лес въезжать им, помещикам Трафиму Перекосову с товарыщи, и людям их, и крестьянам около своих дач в липяги и по реке Сердобе.

А на отказе были сторонние люди Пензенского уезду Сердобинской слободы карабельных лесов сторожи Иван Иванов сын Пустобояров, Артемей Матвеев сын Шишкин, Матвей Осипов сын Кайсаров, Матвей Федоров сын Болоболин, Лаврентей Ильин сын Корякин. (Вместо них руку приложил пензенский площадной подьячий Ивашка Терехов).

6502-89. Лл. 600–603 об. Об отказе земли на р. Сыромяс Сосновоборского района. Март 1701 г. По указу великого государя и по приказу саранского стольника и воеводы Ивана Федоровича Жеребцова подьячий Саранской приказной избы ездил в Пензенский уезд «за Суру реку, на речку Сыромясу, да на речку Туманею», в поместья Ивана и Якова Куприяновых, Савелия Павловича, Афанасия Яковлевича и Михаила Афанасьевича Романовых, Аники Агеевича и Семена Степановича Полибиных, Аверкия Степановича Прокофьева, по челобитью Андрея Андреевича Синбугина и вышеперечисленных лиц, поменявшихся с Синбугиным поместьями. Синбугин сменял им осьмину на Вядинской поляне, а они Синбугину – свои поместья на речке Сыромясе и Туманее 200 четей в поле, а в дву по тому ж. Куприянов и другие получили здесь земли от 40 до 70 четей каждый по даче от 17 октября 192 (1683) г. по отказной книге подьячего ППИ Исая Валяева.

Конец дела имеет большие повреждения.

6502-90. Лл. 606–609 об. Об отказе земель в районе с. Панкратовки Пензенского района. По указу великого государя и приказу стольника и воеводы Путятина подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в Пензенский уезд на р.Пензу “по конец драгунских дач в поместья Понкрата Русинова” по челобитной пензенца Ильи Алексеевича Бастрыкина, которому пожалован оклад 160 четей, а поместья у него нет нигде ни единой чети.

А в прошлом 1700-м году дано великого государя жалованья пензенскому вожу Понкрату Яковлеву сыну Русинову помесной земли в Пензенском уезде на реке Пензе по конец драгунских дач. А в той де ево Понкратьевой даче есть лишняя примерная земля, никому не отдана. И великий государь пожаловал бы ево, велел тою лишнюю примерную землю, по смете на пятдесят чети в поле, а в дву по тому ж, с сенными покосы, и с лесы, и со всеми угодьи, и с усадьбою, из ево Понкратовой дачи Русинова отдать ему, Илье, в поместье в ево оклад.

В Пензенской приказной избе Русинов подтвердил, что у него есть лишней земли 50 четей, и, поклявшись евангельской заповедью, руку приложил (следовательно, степной вождь Русинов умел писать). Границы земли, отведенной Илье, не указаны. На отказе были сторонние люди: пензенские пешие стрельцы Осип Иванович Лепеткин (Лебедкин?), Яков Степанович Носов, драгун Мартын Никитович Ситник.

Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

РГАДА, ф. 1209, оп. 2, е. хр. 6492

Отказная книга Пензенского уезда

6502-91. Лл. 610–614 об. Об отказе земли около с. Степное Смагино Бессоновского района. Поместьями поменялись Иван Михайлович Смагин и думный дворянин Степан Богданович Ловчиков. Ловчиков променял Смагину “свою дачю, что ему дано двенатцать салдацких служеб, по пятнатцати чети на службу, всего сто восмьдесят чети в поле, а в дву по тому ж”. Смагин променял Ловчикову свое поместье на речке Шелдаис и на речке Кензере – четверть земли.

А в приказе Казанского дворца, в даче и в отказных книгах 1700-го году октября в 15 день написано: отказано думному дворянину Степану Богдановичу Ловчикову в Пензенском уезде Колоярская Большая салдацкая слобода переведенцов Максима Крылова с товарыщи, двенатцети человек, пашни сто восмьдесят чети в поле, а в дву по тому ж, с сенными покосы и со всеми угодьи.

Сторонними людьми были крестьяне Григория Прохоровича Долгорукова из с. Колояр: Гласков, Ащепков, Плеханов, Подвалнов, а также крестьяне Ивана Ивановича Кропотова из его д. Шелдаис.

6502-92. Лл. 616–619 об. Об отказе земель в с. Толузаковка Пензенского района. 5 мая 1701 г. По указу великого государя и по приказу стольника и воеводы Ивана Яковлевича Сафонова подьячий Пензенской приказной избы Михаил Ферлудин ездил в Пензенский уезд за вал, на землю “новоприборных станишников” Алешки Тугушева с товарищами по челобитной сызранца Ивана Федоровича Тоузакова. Он пишет:

В прошлых де годех по указу великого государя, по челобитью пензенских новоприборных станишных казаков Андрюшки Каретника с товарыщи, дано им из диких поль в Пензенском уезде по реке Пензе и по реке Ардыму, по конец грацких поль Драгунские слободы казаков. И в прошлом де во 207-м (1698/99) году по указу великого государя те станичники, Андрюшка Каретник с товарыщи, переведены на вечное житье в новопостроенный город Петровской, а та де их земля осталась порозжа. И ис той порозжей земли дано стольнику Ивану Борисову, да пензенцу Ивану Тихонову, да степному вожу Панкрашке Русинову. А за их де дачами будет в остатке той же земли сто чети да сенных покосов три тысячи копен. И великий государь пожаловал бы ево, велел ис той земли дать ему, Ивану, в ево оклад тою дастальную землю сто чети в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов три тысячи копен, с лесы, и с рыбными ловли, и со всеми угодьи.

Ферлудин отказал 100 четей пашни и 3 тыс. копен сенных покосов Тоузакову “в урочищах от устья(?) речки Елань-Пензы и вниз идучи рекою Пензою до Крутого врагу, до дачи Панкрашки Русинова, и Крутым врагом вверх идучи правою стороною, до Хоперской дороги, до дачи Ивана Борисова, а Хоперскою дарогою до Елань-Пензы”.

Сторонними людьми были пензенские посадские люди Васька Ситников, Панкрашка Федоров и житель Ивашка Осипов. Вместо них руку приложил Богородицкий поп Иоанн Дмитриев.

6502-93. Лл. 620–625 об. Об отказе земель в окрестностях д. Колюпановки Пензенского района. 30 октября 1701 г. По указу великого государя и по приказу стольника и воеводы Степана Ивановича Путятина подьячий Пензенской приказной избы Михаил Ферлудин ездил в Пензенский уезд по челобитной пензенца Алексея Степановича Колюпанова, в которой написано, что в декабре 201 (1693) г. ему отказаны и до сих пор не отмежеваны в поместье земли (180 четвертей в поле, а в дву по тому ж) “в урочищах от устья речки Каменки, вверх идучи по речке Ардыму, по обе стороны, да вверх идучи по речке Каменке, по правой стороне”.

При межевании (1701 г.) ему земли упоминается деревня пензенца Василия Петровича Дурасова при р. Ардым. Через рч. Каменку проходила Саратовская большая дорога. Межевые признаки приведены подробно, измерения производились в саженях. Сторонними людьми были пензенские стрельцы Завалихин, Махотин, Горшков; крестьяне с-ца Терновки Высокого Петровского монастыря Пензенского уезда Ипполитка Михайлов сын Колесников, Афонька Иванов сын Авдокимов; пензенский пристав Микитка Лопаткин.

6502-94. Лл. 627–631. О даче земель в районе рч. Елань, левого притока Сердобы. Февраль 1701 г. Подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил по наказу воеводы И. Я. Сафонова в Пензенский уезд за вал, на порозжую землю на р. Сердобу по челобитной Ивана Большого да Ивана Меньшого Степановых детей Юматовых и Григория Федоровича Стяшкина, которые служат великому государю службу на Пензе, “а земли в низовых городех из диких поль в указное число нигде им не дано”. Они приискали себе земли на речке Дубовке и р. Сердобе в районе рч. Елань-Сердоба и Казмалка. Юматовым дали в этом месте по 50 четей, Стяшкину – 25. Сторонними людьми были крестьяне стольника Ивана Васильевича Борисова из с. Самарокова Пензенского уезда.

6502-95. Лл. 633–636 об. Об отказе земли в окрестностях с. Саловка Пензенского района. 9 июня 1701 г. подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в Саранский у. на р. Большую Пензу и на речку Елань-Пензу по челобитной Петра Григорьевича Миткова, который писал, что в прошлых годах по указу великого государя ему и его товарищам Ивану и Матвею Саловым пожалованы земли в Саранском у. “на реке Большой Пензе и по другой реке Елань-Пензе” по 50 четей каждому. Что и было зафиксировано в отказных книгах 205 (1697) г. Саранской приказной избы. Савва Ермолаев обнаружил здесь 150 четвертей примерной земли, из которой отказал здесь Миткову 50 четвертей в поле, а в дву по тому ж (межевые грани не указаны). На отказе были сторонние люди, крестьяне помещика Ивана Стапановича Вышеславцева из д. Пензятки.

6502-96. Лл. 637–641 об. 1701 г. Об отказе земель бывшей Колоярской солдатской слободы Степану Богдановичу Ловчикову.

6502-97. Лл. 643–650. 24 мая 1701 г. О мене землями на р. Елюзань темниковских татар. Беремелейка Будаев сын Енаев сменялся землями (на р. Кададе и р. Лезань по обе стороны: 12 четей с осьминой в поле, а в дву по тому ж) с Баторшей мурзой Ислановым сыном князь Утешевым (в Темниковском у. за р. Уреем – полосьмины). Сторонними людьми были татары из д. Нижняя Елузань – Умряк Байкаев сын Утешев, из д. Средняя Елузань – Айдяр Досмаев сын Козин, из д. Аим Помра – Исечка Аккузин.

Дело имеет значительные поврежения.

6502-98. Лл. 652–656 об. Январь 1701 г. Об отказе земель в Пензенском у., в Засурье, в районе рч. Иванырс и рч. Осна князю Дмитрию Михайловичу Голицыну.

6502-99. Лл. 658–663. Об отказе земли наследникам служилого татарина в д. Нижняя Елюзань. Май 1701 г. Подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в Пензенский уезд в татарскую д. Елюзань для отказа земли служилым татарам, по наследству, сыну и внуку Кайбулы Митгилишева. В отказных книгах Кондратия Булгака от 22 ноября 208 (1699) г. было написано:

Дано и отмежевано по указу великого государя, и по грамоте, и по даче, и по отказным книгам 196 (1688) году деревни Елузань служилым мурзам и татарам двести четвертей человеку и в том числе служилому татарину Кайбуле Митгилишеву пашни 50 четвертей в поле, а в дву по тому ж, […]. А в урочищах та земля […] по реке Кададе и по речке Чербалану; и ныне бил челом великому государю Бикмамет Кайбулин сын Мингилишев да Баймаметка Уразмаметев сын Кайбулин.

Они просили, в связи со смертью их отца и деда Байбулы Мингилишева, отказать им его земельное жалование в д. Елузани 50 четей в поле, а в дву по тому ж. Сторонними людьми были татары д. Средняя Елузань Умрячка Бибаев сын Аллагулов, Айдяр Дасмаков сын Козин, Исечка Аккузин из д. Аим Помра.

6502-100. Лл. 681–687 об. Об отказе земель служилым татарам в верховьях р. Елюзань Городищенского района. 7 сентября 1701 г. Подьячий Пензенской приказной избы Василий Протопопов по указу великого государя и по приказу стольника и воеводы Степана Ивановича Путятина ездил в Пензенский уезд на речку Елюзань и на р. Кададу по челобитной пензенских служилых татар Асана мурзы Муртазина сына князь Такшеитова с товарищами:

В прошлом 207-м (1699) году припустили они (…) на помесную свою землю в свою округу и в межи на речку Илюзани (на) вершины, по обе стороны, мурз и татар, Дасая мурзу Сафарова сына Агишева с товарыщи. И великий государь пожаловал бы их, велел за ними, Дасаем с товарыщи, в их межах и гранях их землю справить и отказать (…) по 25 четей в поле, а в дву по тому ж, каждому.

Приводится список татар-челобитчиков.

Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

РГАДА, ф. 1209, оп. 2, е. хр. 6492

Отказная книга Пензенского уезда

6502-101. Лл. 688–705 об. Об отказе земли в окрестностях с. Лопуховка Никольского района. Лета от Рождества Христова 1701 октября в 20 день в грамоте великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца ис приказу Казанского дворца на Пензу к стольнику и воеводе князь Степану Ивановичу Путятину, за приписью дьяка Артемья Волкова, писано:

В прошлом 1700-м году майя в 5 день послана ево, великого государя, грамота на Пензу к стольнику и воеводе к Ивану Сафонову. Велено ему, по челобитью боярина Петра Аврамовича Лопухина, на помесную ево землю в Пензенском уезде на речку Котмис и на речку Тешняр и на иные урочищи, которые писаны в даче ево, да на речку Ряж-Айву (Веж-Айву) по поля деревни Аловы для межеванья ехать с сторожилы и с окольными людьми; и о межеванье той земли велено указ учинить по ево, великого государя, указу и по писцовому наказу против дач и крепостей.

И в прошлом 1700-м году писал к великому государю с Пензы стольник и воевода Иван Сафонов. А в отписке ево написано: по указу де великого государя и по грамоте на тое землю он, Иван, с сторонними людьми ездил. И на речку Ряж-Айву (Веж-Айву) выехали Пензенского уезду деревни Аловы, деревни Кензы, деревни Сермаевы мордва, многолюдством, человек з двесте, с сайдаки, и с копьи, и с рагатины, и з дубины, и дасматривать, и межевать той земли ево, Ивана, не пустили де. И сами они, мордва, земли своей урочищ, которая смежна з землею боярина Петра Аврамовича, не указали и по людях ево и по крестьянях они, мордва, из луков стреляли и учинились сильны.

И в нынешнем 1701-м году апреля в 18 день бил челом великому государю боярин Петр Аврамович Лопухин: в прошлом де в 206-м (1696) году дано ему в поместье и отказано в Саранском уезде порозжего лесу Шаламан (Серман?) да Арзян помры – в длину на версту, а поперег на полверсты; да меж тех помер (помр, лесов) сенных покосов на полянках в длину на пятдесят десятин, поперег тож; да на реке Суре два мельнечные места; да на речке Котмисе и на речке Тешняре два ж места мельнечные; да к тем мельнечным местам по реке Суре и по речкам Котмису и по Тешняре по(д) дворы и для выпуску; и по другой стороне тех речак порозжей земли в длину по десяти десятин, поперег по пяти десятин; да по другой стороне подле ево помесной земли за речкою Ряж-Айвою, на другой стороне тое речки по поля деревни Аловы и по Сарманские поля, дуброва на сто на пятдесят десятин в поле, а в дву по тому ж; да меж той дубровы по речке Ряж-Айве (Веж-Айве) на полянках сенных покосов на две тысячи копен. И те де ево помесные дачи по грацкой меже стали быть в Пензенском уезде.

И в прошлом де 1700-м году, по ево челобитью, послана ево, великого государя, грамота на Пензу к воеводе Ивану Сафонову: велено помесные ево дачи отмежевать. И деревни Аловы, и деревни Кензы, и деревни Сермаевы мордва учинились сильны, досматривать и межевать той ево, боярина Петра Аврамовича, помесной земли ево, Ивана Сафонова, не пустили, и по людях ево, и по крестьянях, и по сторонних людях из луков стреляли. А деревни де Кензы и деревни Серману мордве в тех урочищах и дач никаких нет, и поселились они без указу великого государя и без грамоты ис приказу Козанского дворца самовольством, пришед из розных городов, покиня старые свои жеребья.

Да ему ж, боярину Петру Аврамовичю, дано и отказано в поместье в Пензенском уезде на речке Тешняре и на речке Котмисе и по иным урочищам тысича чети в поле, а в дву по тому ж, сена десять тысяч копен со всеми угодьи. И та де земля в прошлом 201-м (1693) году отмежевана, и на той де ево помесной земле, на речке Мувале, поселились мордва, пришед из розных уездов, покиня свои прежние жеребья. А то де межеванье она, мувальская мордва, според (спорит, оспаривает) и владеть ему, боярину Петру Аврамовичу, против дач и отказных книг, не дают. И великий государь пожаловал бы ево, велел против прежнего своего, великого государя, указу тою ево немежеванную землю от деревни Аловы по серманские поля отмежевать против дач и отказных книг 206 году, и с поверс(т)ным лесом, и со всеми угодьи. И вышеписанную ево дачю – тысечю чети в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на десять тысяч копен намеред (намерять) от речки Ряж-Айвы к речке Кережимке и по иным урочищам, и тою ево землю отмежевать ему, боярину Петру Аврамовичю, в поместье со всеми угодьи против вышеписанных ево дач. А чего в даче ему земли не станет, написати б в межевые книги именно.

И июня в 26 день била челом великому государю боярина Петра Аврамовича Лопухина жена ево, боярыня вдова Татьяна Петровна з детьми своими, с Ываном да с Александром. По челобитью де мужа ея, боярина Петра Аврамовича, межеванье вышеписанных ево помесных дач с прежнего отпуску великого государя грамоты не послано. И великий государь пожаловал бы, велел о межеванье той земли, против дач и вышеписанного челобитья мужа ея, дать межавую грамоту и тое земле, против прежнего челобитья боярина Петра Аврамовича Лопухина, по дачи, по урочищам, отмежевать ей, боярыне вдове Татьяне Петровне з детьми. И велено об межеванье той земли ево, великого государя, указ учинить по-прежнему. И по сему ево, великого государя, указу вышеписанную землю измерять в десятины, против дач и крепостей и отмежевать боярина Петра Аврамовича Лопухина жене ево, боярыне вдове Татьяне Петровне з детьми, в поместье со всеми угодьи по указу великого государя и по писцовому наказу.

Да в грамоте ж великого государя, какова прислана на Пензу к стольнику и воеводе к Ивану Сафонову в прошлом 1700-м году октября во 2 день, написано:

В приказе Козанского дворца, в даче и отказных книгах отказу алаторского площодного подьячего Архипки Тверского 197-го (1688) году ноября в 27 день написано: отказана боярину Петру Аврамовичю Лопухину в Саранском уезде, в урочищах в порозжем Тешнярском лесу, по Тешняру речке, вверх по левой стороне до речки Котмиса, а внис Котмисом речкою по левою сторону и до Суры реки; а Сурою рекою вверх до Тешнярского устья – полянки, а в них дикого поля пятьсот чети в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на пять тысяч копен, в поместье, с лесы, и с речками, и со всеми угодьи.

Да в отказных же и межевых книгах стольника и воеводы князь Семена князь Чегодаева прошлого 201-го (1693) году августа в 26 день написано: отказано и отмежевано боярину Петру Аврамовичю Лопухину в Саранском уезде порозжей Тешнярской лес в урочищах по Тешняр(у) речке, вверх по левой стороне до речки Котмиса, а внис Котмисом речкою по левую сторону и до Суры реки; а Сурою рекою вверх до Тешнярского устья – поляны. По сыску и по мере в тех полянках прежные дачи – пятьсот четей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на пять тысеч копен, с лесы, и с речками, и со всеми угодьи – отмерено ему, боярину Петру Аврамовичю, сполна. А за прежнею дачею в тех же урочищах, по мере, земли дикого поля пятьсот же четей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на пять тысяч копен отказано ему ж, боярину Петру Аврамовичю, к прежне(й) даче в поместье с сенными покосы и со всеми угодьи, а лес и речки в тех же урочищах в угодьях.

Да в отказных же книгах отказу приказу Казанского дворца подьячего Нестера Радионова прошлого 206-го (1697) году декабря в 30 день написано: отказано боярину Петру Аврамовичю Лопухину по сыску и по мере в Саранском уезде порозжего лесу Шаламан да Арзам помры в длину на версту, а поперег на полверсты, да меж тех помер (помр, лесов) сенных покосов на полянках в длину на пятдесят десятин, поперег тож; да на реке Суре два мельнишные места; да на речке Котмисе и на речке Тешняре два ж мельнишные места, да к тем мельнишным местам по реке Суре и по речкам Котмису и Тешняре по(д) дворы и для выпуску и по другой стороне тех речек порозжей земли в длину по десяти десятин, поперег по пяти десятин; да подле ево ж, боярина Петра Аврамовича, помесной земли за речкою Ряж-Айвою на другой стороне тое речки по поля деревни Аловы и по Серманские поля дуброва на сто на пятдесят десятин в поле, а в дву по тому ж, да меж той дубровы по речке Ряж-Айвы (Веж-Айве) на полянках сенных покосов на две тысячи копен – к прежней ево помесной земле в угодьи и в поместье, с лесы, и с сенными покосы, и со всеми угодьи.

И в нынешнем 1701-м году октября в 24 день по вышеписанному великого государя (полный титул) указу и по грамотам стольника и воеводы князь Степана Ивановича Путятина помесную землю боярина Петра Аврамовича Лопухина в Пензенском уезде на речке Ряж-Айве (Веж-Айве) с урочищи, при туточных и сторонних людях измерял в десятины и положил в чети. А по мере той ево, боярина Петра Аврамовича, помесной земли и лесу на пашню по обе стороны речки Ряж-Айвы по Аловские и Серманские поля и к речке Кережимке шесть сот чети в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на шесть тысяч копен, да в тех же урочищах не пашенного лесу в угодьи в длину на четыре версты, поперег – три версты.

А не дастало против дач 197-го году и 201-го и 206-го годов пашенной земли семисот четвертей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на шесть тысяч копен, да сенных же покосов в длину на пятдесят десятин, поперег тож. А измерев в десятины и положа в четверти вышеписанную боярина Петра Аврамовича Лопухина пашенную землю, и лес, и сенные покосы, от сумежных помещиков отмежевал жене ево, боярыне вдове Татьяне Петровне з детьми, с Иваном да с Александром Петровичи Лопухина в поместье со всеми угодьи.

А межа тое ее, боярыни вдовы Татьяны Петровны з детьми, помесной земли и всяким угодьям: почин полюбовной межи, какову боярыни вдовы Татьяны Петровны человек Иван Бедарев с мордвою деревни Аловы – с Ылюшкою Старковым, с Ваською Сергеевым, с Сергушкою Сараевым, с Максимкою Нечаевым, с Мишкою Нечаевым, с Вечканкою Колысевым (или Копысевым?) с товарыщи – меж себя положили, меж дву вершин речки Ряж-Айвы в устье (правильно: на истоках) поставлен столб, на нем грань, подле ево яма, а тот столб от устья вершин поставлен в пяти саженех, а от того столба вверх по левой Ряж-Айвинской вершине и мимо другой, левой же вершины, направо по вершине и по суходолу до стрелки – тысяча восемьдесят сажен, а на той стрелке меж устья вершин столб (…), а от того столба левою вершиною до столба – семьсот сажен, а тот столб по левую сторону той вершины (…), а от того столба и от вершины налево до дороги, что ездят из деревни Аловы в деревню Кеньзу – сто пятьдесят сажен, а у той дороги (…) столб, а от того столба до межи стольника Степана Чиркова да Григорья Фокина с товарыщи, до столба (…), а меж тех столбов по сту сажен (…); и по вышеписанной полюбовной меже от починного столба, которой поставлен в устье Ряж-Айвинских вершин, до межи Степана Чиркова – направо помесная земля боярыни вдовы Татьяны Петровны з детьми, а налеве – посопная земля деревни Аловы мордвы Илюшки Старкова с товарыщи.

А от той полюбовной межи, от столба, что у дороги (…), направо черес тою дорогу по меже Степана Чиркова с товарыщи межеванья стольника и воеводы князя Степана Ивановича Путятина – до березы, и от березы подле дубровы четыре столба, до дуба, а от того дуба через дорогу, что ездят ис сельца Знаменскова в деревню Кеньзу, и по старой Чюмуковской дороге до межи посопной земли деревни Сермаевы – осмнатцать столбов; а меж вышеписанных берез и дуба и столбов – по сту сажен (…), и по вышеписанной меже от столба, которой стоит у дороги, что ездят из деревни Аловы в деревню Кеньзу, до столба, что стоит у Чюмуковской дороги на меже Степана Чиркова с сермаевскою мордвою – направе помесная земля боярыни вдовы Татьяны Петровны з детьми, а налеве – помесная земля Степана Чиркова да Григорья Фокина с товарыщи. А от того столба по Чюмуковской же дороге до столба (…), до березы (…), до столба (…), до дуба (…), до дубровы

(Далее – сокращения составителя, оставлены лишь наиболее значимые места. – М.П.), через лащину со ржавцом (…), а вышеписанные столбы, и дубы, и березы подле Чюмуковской дороги по левою сторону (…), и на столбах грани, подле их ямы, а меж ими по сту сажен (…), и по вышеписанной меже от земли Степана Чиркова от столба з двемя граньми по Чюмуковской дороге до березы и дуба – направе помесная земля и лес боярыни вдовы Татьяны Петровны, а налеве – Чюмуковской дороги посопная земля деревни Сермаевы мордвы. А от дуба и от березы направо через Чюмуковскою дорогу подле дубровы до дуба двести десять сажен (…), а от того дуба дубровою и березником до березы (…), через лащину со ржавцом до березы (…) подле болотца по правою сторону, а от той березы до дуба (…), редкодубом и березником (…), до Теплого ключа шестьдесят сажен, а у того ключа на березу на горе (…) триста сажен (…), через два болотца до березы триста ж сажен (…), до дуба триста сажен, а тот дуб з делью, а от того дуба до черного лесу двести пятнатцать сажен (…), а от того дуба налево подле черного лесу – тысяча пятьсот сажен до лощины, а в той лощине на дубу да на липе – по грани (…), а от того дуба подле черного лесу до лащины семьсот сажен (…); и от Чюмуковской дороги от березы и от дуба (…) до дуба (…) в лощине подле черного лесу направе – помесная земля Еремея Еремеева сына Нечаева с товарыщи, а от вышеписанного дуба – полюбовная межа, какову боярыни вдовы Татьяны Петровны человек Иван Бедарев с мордвою деревни Мувал, с Ывашкою Келдяшевым, с Кафтасою Радаевым, с Вирганкою Чепкаевым, с Тремаскою Шалкаевым с товарыщи, меж себя положили.

А от того дуба направо по лощине черным лесом до дуба пятьсот сажен (…), а от того дуба черным лесом триста десять сажен до дуба, (что) стоит на вершине врага, а от того дуба тем врагом до речки Кережимки триста тритцать сажен, а у речки Кережимке в устье ключа на сосне две грани (…), вверх речкою Кережимкою до вершин и до березы, что стоит в устье тех вершин на стрелке, две тысячи сто сажен (…), и до дороги, что ездят из деревни Мувал в сельцо Знаменское, двести пятдесят сажен (…), черным лесом (…), до речки Кережимки и вверх по речке Кережимке до дуба, что на Мувальской дороги, направе – помесная земля и лес боярыни вдовы Татьяны Петровны з детьми, а налеве –посопная земля и лес деревни Мувал мордвы. А от того дуба полюбовная ж межа, какову межу положили боярыни вдовы Татьяны Петровны человек ея Иван Бедаров с мордовским мурзами деревни Сабановы, с Ывакаем Войновым сыном князь Розгилдеевым, с Евсевьем Радаевым сыном князь Розгилдеевым, Шадуром Акшеевым сыном князь Мокшадеевым, з Гогою Куняевым сыном князь Разгилдеевым, с Федором Нечаевым сыном князь Ногаевым, с Обрамом Даниловым сыном князь Ичаловым с товарыщи.

По вышеписанной Мувальской дороге (…) до черного лесу – двести четырнатцать сажен (…), тою дорогою и березником до березы – тысяча двести семьдесят сажен (…), через дорогу направо прямо полем до столба (…), до речки Ряж-Айвы – пятдесят пять сажен (…), от дуба на Мувальской дороге и до речки Ряж-Айвы до сосны, направе – помесная земля боярыни вдовы Татьяны Петровны з детьми, а налеве – помесная земля мордовских мурз деревни Сабановы Ивакая князь Розгилдеева с товарыщи. А от той сосны вверх по речке Ряж-Айвы до первого починного столба, что в устье дву Ряж-Айванских вершин, – триста дватцеть сажен, и от той сосны вверх речкою Ряж-Айвою до починного столба – направе помесная земля боярыни вдовы Татьяны Петровны з детьми, а налеве за речкою Ряж-Айвою – посопная земля деревни Аловы мордвы.

А на межеванье были пензенские служилые люди: козаки Микишка Андреев сын Косолапов, Федотка Лашкин, Ивашка Наквакин, Данилка Селиванов, Ивашка Мулин, Елисейка Медведков, Ивашка Сидоров; да старонние люди: Афонасья Иванова сына Ханенева Пензенского уезду деревни Ломовки крестьянин Мишка Петров; Афонасья Иванова сына Языкова тое ж деревни Ломовки крестьянин Филька Васильев; Михайлы Нефедьева сына Нездина села Серман крестьянин Сенька Артемьев; да мордовские мурзы деревни Козловы Деяшка Ошкеев, Литка Мечасов; деревни Ручиму Начарка Кучкамасов, Учаска Мысеев, Игошка Китаев, Артюшка Первов; деревни Садовки Канбарка Малаев, Тихан Салаев, Велмайка Акчюрин; деревни Борнуковы Першка Кудрин, Домка Васильев, Еремка Ильмутин; деревни Пермеевы мордва Игошка Микитин, Асанка Радаев; деревни Озерок Годяйко Маскаев, Руся(й)ко Ведяшев; деревни Нижнего Ишкудиму Панька Дасаев, Карюшка Учаев, Томилко Шугоров; деревни Середнего Шкудиму Налеватко Гордеев, Сарачка Боженов.

Изображены знамена мордвы. За пензенцев к межевой книге руку приложил пензенский площадной подьячий Тимошка Комлев.

6502-102. Лл. 707–713 об. Об отказе земель в окрестностях с. Пыркино и с. Вазерки Бессоновского района. 7 апреля 1701 г. подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в Пензенский уезд в поместье Василия Кологреева на речку Азерки и Керенду по челобитной Никифора и Максима Васильевичей Кологривовых. В их поместьях оказались лишние земли, которые они просили отказать им в оклады. Челобитчики писали: грани земель отца их погорели и заросли, их следовало бы восстановить. Есть ссылка на отказные книги подъячего ППИ Исая Валяева от 26 июня 183 (1675) года, в них записано: «отказано Василию Кологривову в поместье, по сыску сторонних людей, в Пензенском уезде ис порозжей земли по конец поль Усть-Вазерок лебедчиков да Вазерской слободы казаков пашни шездесят чети в поле, а в дву по тому ж, со всеми угодьи».

Да в отказных же книгах отказу Пензенской приказной избы подьячего Тимофея Мещеринова 186 (1677) году октября в 13 день написано: отказано Василью Семенову сыну Кологривову, по сыску сторонних людей, в Пензенском уезде ис порозжие земли по конец поль Вазерской слободы казаков пашни семьдесят пять чети в поле, а в дву по тому ж, в поместье с сенными покосы и со всеми угодьи; да за рекою Сурою полянка против Пыркинской слободы и в ыных урочищах сенных покосов и лесу на пять чети, всего пашни, и сенных покосов, и лесу восемьдесят чети.

При новом межевании 1701 г. Савва Ермолаев упоминает следующие географические ориентиры: «речка Азерки у Пыркинского поля», Лебедчикова слобода (на правом берегу Суры, против Пыркино), речка Каменка на правом берегу Суры, Усть-Азерки (деревня лебедчиков), мыс помры, «дуб кудряв з делью»; «на правой стороне Инзарской дороги, едучи от Инзары к Сурскому лесу (…) через Инзарскую дорогу Квак помры, Увас помры, Вас помра» ( в районе Пыркинской слободы).

На отказе были крестьяне Алексея Григорьевича Блохина из деревни Блахины Микитка Михайлов, Ивашка Устимов, Григорий Григорьев, а также крестьяне Лариона Александровича Крабова и Фрола Дмитриевича Кологривова из д. Азерки.

6502-103. Лл. 714–718. Об отказе земли к югу от г. Никольска на речке Керенке. 29 июня 1701 г. О поездке того же подьячего ППИ Ермолаева в Пензенский уезд на речку Керенку на порозжую землю по челобитью пензенца Михаила Фроловича Ховрина, который «службою служит в рейтарах по Пензе, и помесной де ему оклад триста чети, а поместья за ним на Олаторе 83 четверти», а больше нет. Он приискал себе земли на речке Керенке «от починных межей и граней Лукьяна Ховрина с товарыщи» – 10 четей в поле, а в дву по тому ж, с сенными покосами. При отказе упоминаются: Моховое болото, межа Сабановских мурз. Сторонними людьми были крестьяне д. Березовки Степана Матвеевича Хардина.

6502-104. Лл. 720–722. Об отказе земель на р. Ардым в Пензенском районе. Апрель 1701 г. По указу великого государя и приказу воеводы И. Я. Сафонова подьячий Пензенской приказной избы ездил на р. Ардым по челобитью пензенца Лариона Ярова для отказа ему земель «по реке Ардыму, вверх идучи, левая сторона, меж дач помесных земель Василия Дурасова и Гаврилы Тухачевского, подле Лемзяевского лесу» (50 четей в поле, а в дву по тому ж), что и было сделано. Сторонними людьми были пензенские пешие стрельцы Иван Кондатьев, Федор Воробьев, Родион Симанов, а также крестьяне постельничего Гаврилы Ивановича Головкина из его вотчин в Вазерской слободе и Овьясской слободе.

6502-105. Лл. 723–726. Об отказе земли в с. Средняя Елюзань Городищенского района. Январь 1702 г. По указу великого государя и приказу воеводы Степана Ивановича Путятина подьячий Пензенской приказной избы Сидор Иванов ездил в Пензенский уезд в д. Середнюю Елюзань «по челобитью темниковцев Пензенского уезда деревни Середней Елюзани Кодрячка Кутлумаметева сына Вергазова и Торейки Покаева: помесными де окладами они верстаны, а поместья де за ними нет нигде. А поселились де они, что дано товарищем их, Мирясу Кудайбердееву в кругу и в ободу с Асаном мурзою князь Такшеиновым с товарыщи, что им их жеребья отказаны. А их де жеребьи оставлены, а владеют де они с товарыщи своими по дватцети по пяти чети в поле, а в по тому ж, и ис того поместья служат великого государя службу». И они просили себе в Средней Елюзани также по 25 четей. Челобитная была удовлетворена. На отказе были сторонние люди: крестьяне Артемия Игнатьевича Лопатина, Петра Васильевича и Никиты Григорьевича Слепцовых из с-ца Никольского. Вместо них руку приложил пензенский площадной подьячий Ерофей Симонов.

6502-106. Лл. 728–731 об. 16 января 1702 г. Подьячий Пензенской приказной избы Семен Светильников ездил в Пензенский уезд в Узинский стан в д. Узу по челобитью татар этой деревни Тимайки Бутеева, Байбулатки Уишева, поменявшихся землями. Тимайка променял Байбулатке 20 четей в поле, а в дву по тому ж, на р. Узе, а Байбулатка Тимайке – полосьмины в Саранском у. на речке Пензятке. Сторонними людьми были татары д. Узы.

6502-107. Лл. 733–736. Об отказе меновой земли на речке Вельмисевке в окрестностях с. Степановки Бессоновского района (ныне нежилая д. Ивановка?). Май 1702 г. По указу великого государя и приказу стольника и воеводы Степана Ивановича Путятина подьячий Пензенской приказной избы Борис Бунаков ездил в променное поместье Ивана Никифоровича Полеологова по челобитью его и Афанасия Михайловича Тоузакова. Полеологов менял Тоузакову 50 четей в поле, а в дву по тому ж, на Вяденской поляне, на речке Вельмисевке, «что ему дана по оценке за заемные ево деньги помесная земля пензенского казака Ивана Туленина»; Тоузаков менял Полеологову четверик земли в Саранском у., «что ныне по меже в Пензенском уезде на речке Ломовке».

Ивану Туленину было дано меновое поместье по даче от 18 января 196 (1688) г. под Мокшанским лесом на р. Саранке. «А в розыскных делах думного дворянина Степана Богдановича Ловчикова с товарыщи написано: в прошлом в 208 (1699) году ноября в 24 день (…) по челобитью Ивана Никифорова сына Полеологова, человека ево Ананья Гаврилова, та вышеписанная помесная земля 50 четей Ивана Нестерова сына Туленина, а по ево, Иванову, допросу за заемн(ые) ево, Ивана Полеологова, деньги, за т(р)итцеть за восемь рублев, отдана ему, Ивану».

На отказе были сторонние люди, крестьяне князя Бориса Ивановича Куракина из с-ца Архангельского Пензенского уезда и др.

6502-108. Лл. 738–742 об. О поездке подьячего ППИ Василия Протопопова в Пензенский уезд в поместье Ивана Васильевича Кологривова на речку Инзару и рч. Кенерь по челобитью пензенцев Никифора и Максима Васильевичей Кологривовых, чтобы отказать в поместье землю их брата: «В прошлом 1700-м году поехал брат их родной Иван Васильев сын Кологривов к Москве и пропал безвестно». После него осталась вдова Марья, бездетна, один крестьянин и поместная земля. Братьям было отказано за брата по 11 четей.

6502-109. Лл. 744–749 об. Об отказе земли на р. Юлов в Городищенском районе. 17 января 1702 г. По указу великого государя и по приказу стольника и воеводы Степана Ивановича Путятина подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в Пензенский уезд на р. Юлов, на рч.(Е)влейку, рч. Шкудым и рч. Чертелейку по челобитьям стольника князя Бориса Ивановича Куракина, Федора Григорьевича Репьева и Афанасия Борисовича Ивашева, поменявшихся своими поместными землями.

Князь Борис Иванович променил им, Федору и Афонасью, в Пензенском уезде ис своей дачи по реке Хопру по четверику, а они, Федор и Афонасей, променили ему (…) в Пензенском уезде на речках на Юлове, и на Влейке, и на Шкудыме и на Чердолыке до Суры реки: Федор – девяноста четыре чети, Афонасей – семьдесят пять чети в поле, а в дву по тому ж.

По отказным книгам Василия Протопопова 207 (1699) г., Федору Григорьевичу Репьеву и Афанасию Борисовичу Ивашеву были отказаны меновые поместья по следующим сделкам: Федор выменял у Петра и Никиты Мантуровых, Афанасий – у Никиты Бекетова и Петра Мартынова «за Сурою рекою, на речках Шкидиме, и Юлове, и на Чердолейке, и на Евлейке». После чего Федор заимел здесь 94, а Афанасий – 75 четей. Теперь они меняли эти свои менные поместья князю Куракину, вероятно, испытывая недостаток в деньгах.

Сторонними людьми была мордва д. Селиксы и д. Ишим. Имеются ее знамена.

6502-110. Лл. 751–755. 2 января 1702 г. Тот же подьячий ездил в Пензенский уезд на променное поместье вдовы Василия Нагаева, Ненилы, по челобитным боярина Ивана Юрьевича Трубецкого и Ненилы Нагаевой. Они поменялись полюбовно своими землями и просили расписать их за ними. Трубецкой менял Нениле в Симбирском у. полполчетверика, а Ненила ему – все бывшее поместье мужа, 40 четей в поле, а в дву по тому ж, в районе полей Пыркинской Казачьей слободы. Сторонними людьми были крестьяне с. Липяги Саввы Ивановича Мартынова.

6502-111. Лл. 757–760 об. 29 января 1702 г. О поездке подьячего ППИ Василия Протопопова в Пензенский уезд на речку Ломовку в поместье Петра Афанасьевича Тоузакова по его челобитной. У него было здесь 100 четей земли, часть которой он променял разным помещикам, а также просил дать ему в оклад недостающие 39 четей. Сторонними людьми были те же крестьяне из с. Липяги.

6502-112. Лл. 769–772. Ноябрь 201 (1692) г. По указу великих государей и по приказу стольника и воеводы Федора Аристовича Новикова подьячий Пензенской приказной избы Василий Протопопов ездил в Пензенский уезд в поместье Михаила Федоровича Мартынова на речку Ломовку, где у него имелось 50 четей в поле, а в дву по тому ж, которые он променял Ивану и Никите Федоровичам Мартыновым. Сторонними людьми были крестьяне Петра Андреевича Левина из д. Левино Пензенского уезда. Вместо них руку приложил Николаевский поп Кутлинской слободы Александр Федоров.

6502-113. Лл. 774–778 об. Об отказе земли в с. Бибиково Мокшанского района. 24 декабря 7208 (1699) г. По указу великого государя и по приказу стольника и воеводы Г. Я. Тухачевского подьячий Пензенской приказной избы Савва Ермолаев ездил в поступное поместье Ивана и Прокофия Семеновичей Бибиковых в с. Бибиково по их челобитью. Они просили справить за своим зятем Федором Федоровичем Плотцовым в качестве приданного за свою сестру ее жеребий «ис примерной земли деда своего в Пензенском уезде на речке Саранке, что ныне село Бибиково, 20 четей в поле, а в дву по тому ж». Сторонними людьми были крестьяне Семена Матвеевича Аксентьева из д. Залома Пензенского уезда.

6502-114. Лл. 780–784. 27 декабря 7208 (1699) г. Тот же подьячий ездил в Пензенский уезд в променное поместье Федора Федоровича Плотцова на речку Саранку по челобитью своему и Мелентия Фроловича Слепцова. Они поменялись землями. Плотцов променивал Слепцову в с. Бибиково поступную землю своей жены, урожденной Бибиковой, – 20 четей (см. № 242). А Слепцов менял Плотцову в том же с. Бибиково – полчетверика. За перехожие чети Федор взял у Мелентия 20 рублей. Сторонними людьми были крестьяне Петра Игнатьевича Плешивцова и Григория Федоровича Стяшкина из того же с. Бибиково. Вместо них руку приложил пензенский площадной подъячий Сенька Светильников.

Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

РГАДА, ф. 1209, оп. 2, е. хр. 6492

Отказная книга Пензенского уезда

РГАДА, ф. 1209, оп. 2, е. хр. 6544.

6544-1. Лл. 61-70. «1744 года апреля 19 день по указу ея императорского величества и по данной Пензенской провинциальной канцелярии инструкции велено мне, отставному капитану Хлусову (?) ехать в Пензенский уезд, в Шукшинский стан, в село Липяги, в урочищи по конец Кутлинских Липягов и по речке Ломовке для того, что в прошлом 741-м году… бил челом лейб-гвардии Измайловского да Низовского пехотного полков салдаты Михайло да Егор Ильины дети Мартыновы: в прошлом де во 194-м году дворяне Максим да Иван Артемьевы дети Масловы, по заручной челобитной, уступили деду их родному Григорью Федорову сыну Мартынову в Пензенском уезду, в Шукшинском стану, в урочищах в Кутлинских Липягах и по речке Ломовке, и по иным урочищам поместной своей примерной земли двести четвертей, да 196-м году означенной же Максим Маслов променял ему ж, деду их, в том же уезде и урочищах поместные земли 15 четвертей (…)».

На отказе были сторонние люди из с. Спасского, Дубасово тож (капитана Федора Степановича Дубасова), с. Никольского, Тоузаково тож (П.Ф. Зиновьева), с. Архангельского, Назарьевка тож (Ивана Васильевича Салова), д. Ульяновки (Григория Андреевича Мансырева), д. Сытинки (майора Афанасия Яковлевича Сытина), с. Ивановского, Чирково тож (Семена Максимовича Чиркова).

6544-2. Лл.73-77. В документе представлены ссылки на старейшие деловые акты Пензенского края, свидетельствующие о том, что уже в самом начале 17 столетия на территории Наровчатского уезда существовали селения дворцовых крестьян и служилых людей. К сожалению, документ имеет многочисленные повреждения.

«Промеморий… от управителя камисара Ивана Грузинцева доношением объявлено Норовчатовского де уезду дворцового села Кавендры выборной Григорей Иванов с товарыщи по данным ему прошением объявил, что по писцовым и межевым 137-го, 138-го, 160-го да по мерным 188-го, 189-го и 190-го годов книгам отведено и отмежевано их села Кавендры дедом и отцом во владение тяглые дворцовои земли и сенных покосов в урочищех по обе стороны речки Мокши и по другим; а в прошлых де давних годех завладели тою их землею и сенными покосы Нижеломовского уезду дворяне и однодворцы, на которои иные построились м домами, а именно деревня Старая Кавендра, деревня Подболотья, Неклюдовчина тож, деревня Семи Берез, Дурасовка тож. А в данных де ис книг 186, 187 и 188-го годов им, завладетелям, выписи показаны те земли в отводе ис примерной их кавендровской земли, которая (с)остоит в дачах у них, о чем в данной им из оных книг выписи показано именно. И от того де они претерпевают немалую нужду и всегда от тех завладетелей чинятся великие обиды. И требовано, чтоб в(с)ем их (землям) и сенным покосам по писцовой выписи межи и грани возобновлять вновь; и буде почему завладетели тою их землею владеют, крепостей никаких не имея, и для того з данной им, села Кавендры крестьянам, из оных писцовых и переписных книг выписи прислал он, управитель (Грузинцев), копию (…).

137, 138 годов написано село Кавендра на реке на Мокше, а в нем церковь во имя Рождества Христов, а деревянная, с трапезою, рублена клецки; в той же церкви предел преподобного Феодора Секиота, не освящен. А в церкви Рождества Христова образов Деисусов семь образов да месных образов — образ Рождества Христова, образ Феодора Секиота, двери царские (со) святители Деисусы, неясные образы, и царские двери на празелении в олтаре образ Пречистыя Богородицы, на престольной — евангелие напрестольное печатное Петру (так!), в полдесть (12 листов), евангелисты (послание евангелиста Петра?), медяные сосуды церковные, деревянные, да книг — «Апостол» писменной (рукописный), в полдесть служебник печатной шесть дневец («Шестидневец») писменной, «Минея» общая печатна в полдесть, «Треодь» («Триодь») цветная писменная в тетратях, ветха, «Потребник» («Требник») писменной, ветх, двое ризы полатняные, оплечье одно выбеленное (?), а другое крашенное, да стихарь полотняной, да перед церковью колокольница столбовая, на ней два колокола невелики. А церковь и образы, и колокола — строение мирское, а книги и ризы — поповские.

Да в том же селе Кавендре поп Полуект, прозвище Богдан Митрофанов, да крестьянских прожиточных семь дворов (прожиточные — будущие черносошные, государственные крестьяне), людей (хозяев) в них — тож, да у них же детеи и братьев, и зятьев осмнатцать человек, обоего (с хозяевами) — дватцать пять человек, да крестьянских же (вероятно, дворцовых крестьян) середи их тритцать один двор, людеи в них — тож, да у них же детеи и пасынков, и зятьев, и внучат шездесят два человека, обоего — девяноста три человека, да крестьянских же молотчих (здесь: неимущих, бедных) дватцать четыре двора, а людей в них — тож, да у них же детеи и братеи, и пасынков, и внучат сто дватцать восемь человек, обоего — двести девять человек.

А по нынешнему письму и мере пашни паханой двести десятин да переложнои земли двести осмнатцать десятин без полполполтрети (полтрети — два с половиной) и полполчети десятины. Обоего пашни паханои и переложнои доброй земли четыреста осмнатцать десятин без полполполтрети и полполчети десятины, а четвертною пашнею — восмьсот тритцать шесть четей и полполполтретника в поле, а в дву по тому ж. Сенных покосов против села ж Кавендры по реке Мокше и у озера Парелок и за реку Мокшу — на восмьсот на пятдесят копен. А в верстальных книгах Федора Малова написано: села Кавендры у крестьян пашни паханой доброй земли на восемь вытей (выть — 12 четвертей доброй земли, или 14 четв. — «середней», или 16 четв. — «худой») и на полполполтрети выти восемьдесят четыре чети с осьминою в поле, а в дву по тому ж; а за тою тяглою землею сверх (конец листа поврежден) верстанных книг Федора Малова ныне объявилось земли в примере тысяча сто дватцать семь десятин с четвертью и полполчети десятины, а четвертною пашнею — две тысячи двести пятдесят четыре чети с осминою и с четвериком.

А межа окала той тяглой и примерной земли по страмы межам и граням: возле озера Парелок на берегу стоят два дуба вместе (…) (Здесь и далее в этом документе многоточием в скобках отмечаются места, прочесть которые не удалось из-за повреждений краев документа) …ом дубу набита старая грань, а по верх тое грани набит (…) первая утиная грань, а от тех дубов и от озера Парелок (…) …оле промеж кустов через луг и наровчатовско… (…) …ижие (или …ижне) (…) …отив села Потодеева поставлен столб (…), а у столба яма, а в яме уголье, а от того ст… (…) полем вверх по суходолу, на старой граненой столб, а тот старой столб подгнил и из земли вон вывалился, а во оном месте поставлен вновь столб — на нем набиты две грани, а у столба яма, а в яме уголье, а от того столба и от ямы на столб же — на нем набиты две грани, а у столба яма, а в яме уголье, а от того столба и от ямы на старой граненой столб и на яму, а у того старого столба поставлен вновь столб, на нем набиты две грани, а у столба яма, а в яме уголье, а от того столба и от ямы к бугру, а у бугра на правой стороне стоят старые два столба з гранми, а подле тех столбов поставлен вновь столб, на нем набиты две грани, а у столба яма, а в яме уголье; а от тех старых дву столбов и от нового и от бугра, поворотя направо, полем же на другой бугор, а на том бугру стоит старой столб з гранми, и у того столба поставлен вновь столб, на нем набиты две грани, а у столба яма, а в яме уголье; и от того столба и от ямы на талники, что слывут Пошацкие Кусты, а промеж тех талников стоит старой столб з гранми Федора Полтева (так!) (Малова?) села Потодеева — казачье поле; а тем казачьим потодеевским полем имелся прогон длиннику до речки Каморы, а поперешинку сорок сажен трехаршинных; а у того старого столба поставлен вновь столб, на нем набиты три грани — одна грань указывает назад, полем же, а по граням на бугры, а другая грань указывает по меже промеж тяглова и оброчнова села Кавендры крестьян поля, а третья грань указывает по меже промеж кавендровских оброчного и села Потодеева служилых казаков поль. Да у тех же дву столбов, старого и нового граненых, выкопана яма, а в яме уголье, до тех дву столбов и до ямы и до Пошацких Кустов едучи по меже и по граням от озера Парелок — направе тяглая земля села Кавендры крестьян, а налеве — служилая оброчная земля села Потодеева казаков. А от тех дву столбов граненых и от ямы, и от Пошацких Кустов поворотит(ь) направо наровчатских старых козаков к служилому полю, не доезжая того наровчатовского поля, на поле же, у дороги, что тою дорогою ездят из Норовчатовского Городища Верхнева города Ламова в уезд в деревню Коргале(ю), поставлен столб, на нем набиты две грани, а у столба яма, а в яме уголья, а от того столба и от ямы — полем к норовчатовскому козач(ьему) полю, а у того норовчатовского поля, на меже в лощине на бере(зе?) набиты три грани — две грани указывают по воловой м… (меже?) (…) и на обе стороны впрям возле норовчатовских козаков (…) грань указывает назад по меже и по гранем промеж (…) …ела Кавендры крестьян; а у той грани и у березы (…) уголье, да поблиску же той гранной березы стоя… (…) …е до тех меж и до ямы и до воловой межи и (…) поле едучи по меже и по гранем до Пошацких Кустов и от граненых дву столбов — направе земля села Кавендры крестьян, а налеве — их же, кавендровских крестьян оброчная земля. А от тех пяти берез, что стоят на меже в одном месте, и от ямы поворотить направо вкруте по воловой меже и по граням норовчатовских старых казаков, служилого поля, к большой Ломовской дороге, что лежит на Норовчат к долу Момржайского болота (Мумарье?) возле Шувармеевского поля до граненой розвиловатой березы. А по той меже грани имянно написаны в книгах Норовчатовского (Городища) у старых казаков служилого их поля до того Момарженского болота, едучи по меже и по граням от пяти берез — направе тяглая земля села Кавендры крестьян и налеве — земля норовчатовских старых казаков; да по тому ж Мумарженскому болоту поворотить направо с розвиловатой березы, тем же Мумарженским болотом на речку Старой Шелдаис, которой впал устьем в Большой Шелдаис, а Большой Шелдаис впал устьем в реку Мокшу, а с устья реки Шелдаиса вверх Мокши реки до речки Ошлие — правая сторона села Кавендры крестьян, а налеве — Норовчатовской Скановой пустыни; а с Ошлие речки — по обе стороны Мокши реки — их же, кавендровских крестьян, до виловатого дуба, и от Кривова озера и до протоку, а с реки Мокши по Ошлие вверх на во…рю веребу до Муховова болота, в черной лес, а с виловатова дуба по боровому болоту на жари (?) а з жари (?) до озера Инверок по речки Каргузи, а с Каргузе речки по Шеину врагу, в черной же лес, а с Кривова озера, по истоку, до озера Парелок и до пяти берез, которое Кривое озеро имянно написано села Кавендры за всеми крестьяны сенные покосы и всякие угодьи их же кавендровских крестьян владеть по сторине; а сумещики с ними, кавендровскими крестьяны, Шацкого уезду вотчины Исканского села Рузвили крестьяне.

Да в верстальных же книгах Федора Малова написано за ними ж, села Кавендры крестьяны, оброчные десятинные пашни, за которые они, крестьяне, в государеву казну платит денежной оброк за десятину по семи алтын, восемдесят четыре четверти с осминою в поле, а в дву по тому ж; а в приправочной росписи, какова роспись приходных книг под (?) государевою грамотою, а писцом прислана из Приказу Большого дворца за дьячею приписью во ЛГ-ом году (ЛГ с титлом: 33-м, 1633-м? Может иметь место ошибка переписчика, забывшего в 1744 г. буквенное обозначение цифр. — М.П.) году написано: плотят они, кавендровские крестьяне, оброку на год по шти рублев, а по нынешнему писму и мере того оброчного поля кавыли сверх той оброчной зем(ли), и то написано в Федоровых книгах Малова восемдесят четыре че(ти) с осминою объявилось нероспашной кавылнои земли в примере тысяча д… (…) …три десятины с четвертью, а четвертною пашнею де… (…) сорок шесть четей с осминою, да сенных покосов (…) …ежи около той оброчной и примерной земли (…) …лова поля Норовчатовского Городища с т… (…) …оля их же села Кавендры крестьян в… (…) месте стоят пять берез и на одной березе набиты три грани: две грани указывают на обе стороны по воловой меже норовчатовских козаков земли, а третья грань указывает от березы на поле, по меже промеж тяглой и оброчной земли села Кавендры крестьян; а у той граненой березы яма, а в яме уголье, а от тех берез и от ямы и от воловой межи норовчатовских козаков вверх полем прямо на Пошацкие Кусты, а не доезжая Пошацких Кустов, на поле, на дороги поставлен столб, а на нем набиты две грани, а у столба яма, а в яме уголье, а от того столба и от ямы к Пошацким Кустам, а промеж тех Кустов стоят два столба з гранми — одна старая, а другая новая, на старом столбе две грани, а на новом три грани, да у тех же столбов яма, а в яме уголье, до тех граненых столбов и до ямы, и до Пошацких Кустов едучи по граням от пяти берез — направе оброчная земля села Кавендры крестьян, а налеве — тяглая земля их же, кавендровских крестьян. А от тех же Пошацких Кустов и от граненых дву столбов и от ямы поворотить направо по воловой меже, промеж земли села Потодеева служилых казаков и промеж о(оброч)ной (?) земли села Кавендры крестьян полем, а на поле стоит старой столб з гранями, а у старого столба поставлен вновь столб, на нем набиты две грани, а у столба яма, а в яме уголье, а от тех столбов и от ямы — полем же к талнику, а в талнике на краю, на правои стороне на ивке розвиловатой старые две грани, и те грани заросли, немного знать, а подле тое граненои ивки поставлен вновь столб, на нем набиты две грани,а у столба яма, а в яме уголье, а от того столба и от ямы и от талника на талник же, а у талника о приезду на краю на березе старые две грани, а поверх тех граней набиты вновь две ж грани, а у той граненой березы яма, а в яме уголье, а от тое граненой березы и от ямы, и от талника на талник же, а у середнего талника — болотца, да у тово ж талника на березе старые две грани, а поверх тех граней набиты вновь две грани; а от тое граненой березы и от талника — к оврагу и, переехав овраг, у другова врашка в мысу на дубу набиты две грани, и подле того граненого дуба стоит другой дуб с старым потесом; а от тех дву дубов к оврагу ж и, переехав враг, на дубу набиты старые две грани, а поверх тех граней набиты вновь две грани, и того граненого дуба — полем на старый граненой столб, а у того старова столба поставлен вновь дуб (так! надо: столб?), на нем набиты две грани, а у столба яма, а в яме уголье, а от тех столбов и от ямы х крутому врагу, а у крутова врага возле малого …ажка (вражка?) на березе набиты старые две грани, а поверх тех старых (гра)ней набиты вновь три грани: одна грань указывает назад по (…), а другая грань указывает налево, вверх по крутому врагу, а т(ретья грань?) (…) указывает направо вниз по крутому вражку тое (…) (бере)зы до дуба и до крутова врага, едучи по гран… (…) …праве — оброчная земля села Кавендры (…) Потодеева служилых казаков, а от тое (…) едучи вниз по крутому врагу правою стороною и не доезжая речки Шелдаису, от крутовского болота поворотить направо по меже и по гранем Норовчатского Городища служилых старых казаков земли до пяти берез, что те березы стоят в лощине, а на одной березе набиты три грани, а у березы яма, а яме уголье, до тех берез едучи по граням до крутовского болота — направе оброчная земля села Кавендры крестьян, а налеве — земля Норовчатовского Городища старых служилых казаков.

В селе ж Кавендре был торг по четвергам, по одному дню в неделю, а торговых было два полка (т.е. две лавки), и те полки сломаны, а у тех полков ныне стоит пустая изба, перед нею клетка ветха, а в тои избе и клетке держали на продажу вино, привозя на продажу из Темниковского уезду, из государево(й) дворцовой Красной Слободы целовальник от верных краснослобоцких же таможенных и кабацких голов. А по торговым дням с привозных товаров с приезжих людей пошлины имали они ж, верные целовальники-краснослободцы. А ныне в том селе торгу не бывает, и с вином ис Красной Слободы не приезжают. Села ж Кавендры у крестьянина у Олешки Тимофеева — кузница, оброку положено с тое кузницы три алтына две денги.

Под селом же Кавендрою да под селом Потодеевым — озеро Парелки да озеро Щирилки, а в тех озерах рыба — щуки и лещи, и окуни, и плотицы. А теми рыбными ловлями владеют села Кавендры крестьяне Федька Иванов сын Митин, Митька Петров сын Серебряков, Первушка Остафьев, Фомка Яковлев сын Зайцев, Норовчатского Городища служилый казак Федька Зиновьев, села Потодеева служилые казаки Евсевейка Ла… (…) …тьев, Тихонко Васильев, Сенька Иванов, Петрушка Микитин, Сенька Киреев. А с тех рыбных ловель стоячих озер в государеву казну оброку и пошлин преж сего платили они на год по одиннатцати рублев по осми алтын по две денги (очевидно, это общая сумма оброка. — М.П.). А ныне положен на них старый оброк.

Под селом же Кавендрою — озеро Урелки, а в нем рыба короси, а по нынешнее писмо то озерко в рыбную ловлю, по челобитью того ж села Кавендры попа Богдана Митрофанова, отдано вновь на оброк без перекупки на пять лет, а с того озера с рыбной ловли платить ему, попу Богдану, оброку на год по три алтына по две денги.

И под селом же Кавендрою по вотчине Темниковского уезду села Рузвили за Алексеевым — крестьянином Исканского, за Томилком Клементьевым по реке Мокше, вверх едучи по правой стороне, от села Кавендры — озерко Колмовар с побочным озерком Боговом озерко Кривое с протоком …цани, по перевесьи, до полевои стороны реки Мокши вверх (…) озерко Долгомарды, озерко Мурелки да озерко Ни… (…) с той вотчины з бортных ухожьев, и с тех (…) Томилко с товарыщи оброк платит (…) …е. А в прошлом 161-м году он, Томилко (…) (великому) (к)нязю Алексею Михайловичю (…) Михаилу Степановичю Пустошкину да подьячему Данилу Лопухину подал челобитную, а в челобитной ево написано, что ему, Тамилку, вотчинные свои (с вотчины своей?) с тех озерок и с ыстоков, и с перевесей в государеву казну в Нижнем городе Ламове платить сверх старого оброку, почему (?) он плотит в Темникове вновь прибыли по четыре алтына, а почем(у) он, Томилко, в Темникове с вотчины своей оброку плотит, и того (в) челобитной ево не написано.

И по ево Тамилкову челобитью новоприбылой оброк на него, Тамилка, положен и в оном по нем взята поручная запись дана на л(ь)готу на два года сентября с 30 числа нынешнего 745 (7145?) году сентября по 30 число 747 (7147?) году Красные Слабоды присуду села Кавендры крестьянином, старосте Тамилку Дмитриеву, да Ивашке Макарову, да Истомке Петрову, да Петрушке Евсевьеву, да Рудки Григорьеву, да Тимошке Дементьеву, да Ваське Васильеву, да Ивашке Тарасову, да Первушки Елизарьеву, да Дружины Федорову, да Овдакимку Иванову, да Купр(и)яну Лукьянову, да Кондрашке Алексееву и всем крестьянам села Кавендры дикого поля кавылы в Ломовском уезде, против их же кавендровского поля рубеж — стоит шесть берез, на одной березе набито три грани: одна от их посопного поля, а другая к Шалдаису вверх; а от той березы на поле стоит столб, а на нем грань; а от того столба на сухой березник — по конец сухова березника стоит береза, на ней грань; а от того сухова березника — на крутой враг, на устье крутова врага, на березе грань; а от той березы вверх по врагу левая сторона до вершины, а на вершине стоит три березы, на одной вал (натёк?), на ней грань, а от той вершины и от березы на Камру, а на Камренской вершине стоит дуб з бортью, а на нем грань, а от того дуба — по Камре, по обе стороны, до березы, а на той березе грань; а от той березы и от грани — через Камру на вершину, а на вершинке, вверх по правой стороне, стоит дуб виловат, на нем грань; а от того дуба — полем; а на поле стоит мар, а возле мару столб, на нем грань.

А по дозору и по сыску нового Нижнего города Ломова целовальника Фомы Мануилова да дьячка Лучки Афонасьева то дикое поле кавыла лежит порозжа, не отдано никому и не владеет им нихто, и тем крестьянам Томилку Дмитрееву с товарыщи в те льготные годы пашни распахивать и сено косить безоброчно, а как льготные годы отойдут, и им (…) дикого поля в государеву цареву и великого князя Михаила (Фе)доровича всеа России в казну во оном Нижнем (…) Ламов… (…) да всякие государевы доходы оброк дингами (…) рублев ежегоду безпереводно, да в пис… (…) …ова 189 и 190 годов написано (…) сто пятдесят девять двор… (…). У них же детей и братьев, и племянников, и всяких свойственников триста пятдесят один человек обоего пола людей, их детей и братьев, и племянников, и всяких свойственников пятьсот десять человек. Вытного тягла на них в (селе) живущих одиннадцать вытей с третью и полполтрети выти, а земли у них, кавендровских крестьян, вымеряно в прошлом в 188-м году тысяча девяноста девять десятин, да сенных покосов нак четыре тысячи на девятьсот на двенатцать копен, и с тое земли, по указу великого государя и по новому окладу, отведено им, кавендровским крестьянам, на их живущее тягло по дватцати по осми десятин на выть, итого на одиннадцать вытей с третью и на полполтрети выти триста дватцать десятин без трети десятины в поле, а в дву по тому ж, да сенных покосов по девятисот копен на выть, итого десять тысяч двести семдесят пять копен, в том числе не досталось им, крестьяном, в указное число две тысячи пятьсот шездесят три копны, пашни — двести пятдесят шесть четвертей.

А в прежних писцовых Михайловых книгах Пустошкина написано: в оном селе Кавендре тяглых крестьян — шездесят три двора вытного тягла, под ними, живущими, три выти с полувытью без полполчети и полполтрети выти, да осмнатцать дворов жили без тягла, да пустых крестьянских пятде(сят) три двора, а тягла — три выти с полувытью без полполтрети и полполчети выти, обоего живущих и безтяглых, и пустых сто тритцать четыре двора, тягла — семь вытей без чети, паш(ни) паханой и переложной доброй земли на живущие (и) на пустые вы(ти) четыреста осмнатцать десятин бес полполтрети и полполчет(и) десятины в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на восмьсот на пятдесят копен. И по нынешнему писму в том селе Кавендре пере… …жними писцовыми книгами Михаила Пустошкина тягл(ых) крестьян прибыло семьсот восемь дворов, тягла прибыло сверх (…) …щаго (…)».

(Конец листа оборван).

Выпись с отказных книг Арслану Палкаеву сыну Акжигитову с товарищи в Верхнеломовском уезде. Государственный архив Пензенской области, ф. 196, оп.2, д. 1702 (копия)

Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

Публикуется по тексту книги: Кадир Акъегет. Алты Авыл. Казань, 2010, с. 59-62.

В прошлом 207 (1698 году) сентября в 22-й день по нашему великого государя указу и по грамоте ис Приказу Болшаго дворца за приписью дьяка нашего Григорья Постникова и по наказной помяти столника нашего и воеводы Пракофья Боранчеева и челобитью Верхнеломовского уезду деревни Коргалеи да деревни Новоселок служилых беломесных мурз и татар сержанта Араслана Полкаева сына Акжигитова с товарыщи верхоломовец Афонасей Скуратов да подьячей Григорей Смирнов ездили за ломовские воловые крепости в степь на дикое порозжее поле и в челобитчиковы вотчинные ухожьи в урочищи по Ченбарской дороге на Юрьевский (правильно: Орьевский – М.П.) верх по обе стороны, по Колоновской дороге сквозь Сернялскаго липяга да (до? – М.П.) устья Кевды реки вниз по обе ж стороны до устья реки Ятмиса по обе стороны до Середняго липяга на верхний конец, идучи по правой же стороне на Малой Ченбарец и вниз того Малаго Ченбарцу и перешед Болшую Ченбарскую дорогу с урочищи. А не доехав тех вотчинных ухожьев и вышеописанных урочищ, имали с собою сторонних людей и сторожилов, и с теми сторонними людми дикое поле и вотчинные ухожьи досматривали, сыскивалися. И по осмотру и по сыску дикое поле измеряя в десятины и положили в четверти, а сенные покосы в копны, отвели челобитчиком, сержанту Палкаеву:

1. Араслану Полкаеву да рейтарам:

2. Ишмаю Батудину сыну Акжигитову

3. Токмашу Челмаеву сыну Акжигитову

4. Бикбулату Кудашеву сыну Баткаеву

5. Сулейман Бикбулатову сыну Акжигитову

6. Исаю Миняеву сыну Акжигитову

7. Бибаю Бикбулатову сыну Баткаеву

8. Сюнбаю Кашаеву

9. Котломаметю Миняшеву сыну Акжигитову

10. Мимяшу Мудосмаеву сыну Бикигизину

11. Алебяку Борисову

12. Уразу Черышеву сыну Тимяшеву

13. Масею Раманову сыну Утемешеву

14. Мимешу мурзе Бектемирову сыну Нагаеву

15. Бактияру мурзе Бектемирову сыну Нагаеву

16. Клевлею Бибаеву сыну Дербишеву

17. Ибраю Бибаеву сыну Токтарову

18. Сюнбаю Сафаеву сыну Утемишеву

19. Тохтару Досаеву сыну Тилчирину

20. Кудашу Теребердееву сыну Шамратову

21. Позняку Чалмаеву сыну Акжигитову

22. Шемаю Делебакову сыну Акжигитову

23. Ибраиму мурзе Имзекееву сыну Баралкову

24. Адаралею Нехолошеву сыну Курмалееву

25. Уразаю Миняшеву сыну Уряшеву

26. Сулейману Кутееву сыну Дубину

27. Кодралею Арасланову сыну Акжигитову

28. Саплану Уразаеву сыну Девликамову

29. Степану Бикбулатову сыну Баткаеву

30. Асали Тулбаеву сыну Дасаеву

31. Раману Алмаметеву сыну Екшекееву

по пятидесяти четвертей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов по пятисот копен

32. Исенелю Акбулатову сыну Малышеву

33. Абдуллу Курмышеву сыну Курмышеву

34. Милкушу Урдекаеву сыну Девлякамову

35. Ерлагаю Тохтарову сыну Малышеву

36. Ченбулату Юмаеву сыну Бибякову

37. Тулунбаю Урдякаеву сыну Девлякамову

38. Уразаю Алебекову сыну Девлякамову

39. Сюндюку Килдебякову сыну Дасаеву

40. Сюндюку Сюнбаеву сыну Барееву и

41. Барашу Сюнбаеву сыну Барееву

42. Уразаю Янбулатову сыну Кайбеливу

43. Борису Козекаеву

44. Смольяку Уразаеву сыну Кормышеву

45. Богдану Уразову сыну Кормышеву

46. Кормышу Бикбулатову сыну Дубину

47. Макшаю Бикбулатову сыну Дубину

48. Мамадолею Уразаеву сыну Екшекееву

49. Мердяшу Имелдяшеву сыну

50. Тохтору Табалдину сыну Досаеву

51. Бюрмяшу Нехорошеву

52. Чюречею Килмяметеву

53. Ишелею Ишкинину сыну Тафанееву

по двадцати по пяти четвертей, сенных покосов по двести по пядисять копен

(в книге «Алты Авыл» выделенный текст ошибочно представлен под №54. – М.П.).

55. Казею Ижбулатову сыну Васильеву

56. Ишелею Ижбулатову сыну Васильеву

57. Дясилею Ижбулатову сыну Васильеву

58. Терюку Теребердею сыну Девликамову

59. Куралею Адякамову сыну Аракову

60. Уразмаметю Сафарову сыну Аракову

61. Котломаметю Килмаметеву сыну Васильеву

62. Сапуку Сафарову сыну Аракову

63. Кадряку Акбулатову сыну Поткашеву

64. Сюлюку Андрееву сыну Девликамову

65. Кодряку Тулунбаеву сыну Акчурину

66. Клюкаю Алевлееву сыну Екшисбееву

по шестнадцати четвертей с третником в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов по сту по шти копен с полу, к прежним их дедовским и отцовским, по местным (поместным. – М.П.) дачам да по беспоместным служилым же мурзам и татаром

67. Сюнелею Костину

68. Кодралею Буделеву сыну Патееву.

Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

Саранский уезд

РГАДА, ф. 1209, оп. 2, е. хр. 6505.

6505-1. Лл. 818–821. О поездке 22 июля 1702 года подьячего Пензенской приказной избы Бориса Бунакова в Пензенский уезд на реку Узу и речку Ташкамяк по челобитью Лариона Ивановича Нефедьева и Ивана Семеновича Бабищева на променное поместье (10 четей) Нефедьева, которое он сменял Бабищеву на его поместье в Касимовском уезде в деревне Сеитовой. Сторонними людьми на отказе были крестьяне Ивана Ивановича Шихмаметьева из деревни Керенды Пензенского уезда и князя Федора Ивановича Дулова из его деревни Дуловки того же уезда.

6505-2. Лл 828–829 об. О поездке в марте 1700 года подьячего Саранской приказной избы Андрея Попова в Саранский уезд на реку и речку Ташкамяк по челобитью Ивана Ивановича Карамзина и Саввы Ивановича Мартынова на променное поместье Карамзина (20 четей) с примерной землей. Мартынов менялся с Карамзиным полосьминой земли в Пензенском уезде в селе Мартыновке, Липяги тож. Карамзин, говорится в документе, получил на Узе и Ташкамяке землю по указу великого государя от 5 марта 205 (1697) года, выменяв 35 четей у Ерофея Ивановича Зубарева. Сторонними людьми на обмене в марте 1700 года были крестьяне Ивана Ивановича Шахмаметева из его деревни Шахмаметевки Пензенского уезда.

6505-3. Лл. 840–841 об. О поездке подьячего Саранской приказной избы Андрея Егольникова, по указу от 1 марта 1706 года, в Саранский уезд на земли, «что ныне по грацкой меже в Пензенском уезде, на реку Кададу, на помесную землю Ивана Иванова сына Анненкова» по его челобитью. В ней он сообщал: «в прошлых годех» по мене Ивана Большого да Ивана Меньшова князь Еделева да Федора Назарьева дано и отказано ему с братом Сафоном поместье «на реке Кодаде по обе стороны речки Тютнярки 105 четей в поле без полуосмины, а в дву по тому ж». В той даче оказалось, кроме того, примерной земли 100 четей в поле, а в дву по тому ж, которую он и просит отказать ему в его оклад. В доказательство права челобитчика на владение этими землями подьячий привел выписку из отказной книги Саранской приказной избы от 1704 года, в которой сообщалось, что в этих местах отказано Афанасию и Ивану Ивановичам Анненковым «выменное поместье, что они выменяли на свое алаторское поместье у Федора Борисова сына Назарьева»: Афанасий получил по обмену 22 чети с осьминой, а Иван 52 чети с осьминой в поле, а в дву по тому ж. На отказе 1706 года были сторонние люди – крестьяне из Кережима стольника Петра Панкратьевича Нечаева. [Окончание документа отсутствует].

6505-4. Лл. 877–880 об. О поездке, по указу от 1 декабря 1700 года подьячего Мокшанской приказной избы Максима Попова «в Мокшанский уезд, на реку Азясь и около Драгунского Липяга с урочищи. Он ездил туда по наказу мокшанского воеводы Федосея Никитича Матюшкина, по челобитью поменявшихся поместьями Тимофея Матвеевича Синбугина и Василия Павловича Смагина. Синбугин менял 50 четвертей в поле, а в дву по тому ж, помещавшихся на реке Азясь, за Мокшанским валом, около Драгунского липяга. Смагин давал за них полосьмины в деревне Андросовой Рязанского уезда. Менялись пустое на пустое. Сообщается, что в Саранских отказных книгах от 2 августа 7198 (1690) года содержится запись, из которой следует, что «отказаны атемарцу Тимофею Андрееву сыну Синбугину… порозжая земля, дикое поле, на реке Азясе, около Драгунского липяга по обе стороны Ломовские и Мокшанские дороги, и дача Андрею Синбугину по реке Мокше в указное число по 200 четей в поле, а в дву по тому ж, с лесы и с озеры, и с рыбными ловли, и з дубровы, и с сенными покосы, и со всеми угодьи».

Подьячий упомянул в описи усады и дворовые места в усадьбе Синбугина.

Сторонними людьми были пушкари, стрельцы и казаки из Мокшанска.

6505-5. Лл. 881–886. О поездке в октябре 1700 года подьячего мокшанской приказной избы Максима Попова в Саранский уезд, «в урочища за мокшанский вал на порозжие земли по реке Азясь». Район села Нечаевки Мокшанского района. Били челом великому государю Василий Павлович Смагин и подьячий Мокшанской приказной избы Степан Савельевич Рогошкин о том, что они присмотрели в верховьях Азяся, на правой его стороне, порозжие земли и просили пожаловать им за службу каждому на пашню по 100 четвертей в поле, а в дву по тому ж, да сенных покосов на 1000 копен. Остаточную землю челобитчики просили отписать на великого государя. В верховьях Азяся подьячий Максим Попов нашел земли стольника Ивана Симанского и еще одного помещика, жильца Андрея Пересекина (?). Фамилия последнего читается плохо. Межи новых помещиков Смагина и Рогошкина:

«Почин подле речки Озясу от Саратовской большой дороги, что ходят (с) Ломова в Саратов, идучи вверх подле реки Озясу до вершины той реки Озясу. Направе – помесная земля и сенные покосы Василья Смагина да подьячего Степана Рогошкина. А от вершины реки Озясу – направо до Круглого липяшка, а от того липяшка до (по)мерки (начало слова в корешке. Померка, помра – небольшой лес). А сквозь померяки лежит дорога – из Макшанска ездят на реку Атмис на помесную землю стольника Ра(ди)она (середина слова в корешке книги) Александрова сына Траханиотова. А от той помарки по той дороге направо до Саратовской большой дороги, до вершины Озясу, до липяшка и до померки, и от померки по дороге до Саратовской дороги. Направе – помесная земля и сенные покосы Василья Смагина да Степана Рогошкина, а налеве – дикое поле, порозжая земля, степь, а от той дороги, идучи Саратовскою дорогою, – до реки Озясу, до починного урочища».

На отказе были служилые люди из Мокшанска.

Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

Саранский уезд

РГАДА, ф.1209, оп.2, е.хр.6506.

6506-1. Лл. 17-22 об. Об отказе земли, ориентировочно, на территории Павловского или Николаевского районов Ульяновской области (Точная локализация не установлена). По указу великих государей 198 (1690) года февраля 13 подьячий Саранской приказной избы Афанасий Богданов ездил «на степную сторону» на реку Ломовку по челобитной мордвы д. (Дарь?)евки Саранского уезда Чербулатки Остафьева с товарищами, которые просили отказать им порозжую землю на по обе стороны реки Ломовки, в посоп и на оброк; с того поля они станут платить в казну великих государей «в Саранску великие подати четвертой жеребей выти». В сыске земли участвовали сторонние люди – мордовские мурзы и мордва, которые сказали по своей шерти, что порозжая «ковыльная земля» в этих местах в поместье и в оброк никому не отдана, «лежит порозжа». В «приметах» упоминаются речки Кудадея (Кудада), Кончалея, черный Онкаевский лес, амарлеевская вершина, Казаров ключ, «а от ломовской вершины до терешкинской вершины», чумаковская дорога, речка Чуварлея.

6506-2. Лл. 52-54 об. О променной земле в Лунинском районе. 199 (1691) г., март. О поездке саранского подьячего в Пензенский уезд на речку Мордову на променное поместье пензенца Ульяна Брюхова и в Саранский уезд в поместье Дмитрия Герасимовича Корсакова, которые в 198 году поменялись своими поместными землями. Ульян менял свои 12 четвертей в поле, а в дву по тому ж, на реке Мордове, с сенными покосами и перехожими четьми, а Дмитрий – променял в д. Смолкове Саранского уезда 20 четей в поле, а в дву по тому ж, с усадебной землей и сенными покосами и перехожими четьми. Менялись «пустое на пустое».

6506-3. Лл. 144-145 об. Об отказе земли стрелецкому полковнику Анненкову в Кузнецком районе. Лета 7202 (1694) маия в 1 день по указу великих государей (полный титул) Ивана Алексеевича и Петра Алексеевича, по грамоте из приказа Казанского дворца за приписью дьяка Михайла Уланова стольник и воевода Борис Иванович Бутурлин да подьячей Василей Дмитриев велели Саранские приказные избы подьячему Назару Еголникову ехать в Саранской уезд на порозжую землю в Кададинской лес для того.

Бил челом великим государям стольник и полковник московских стрелцов Григорей Иванов сын Анненков: есть де в Саранском уезде порозжая земля дикое поле в Кададинском лесу поляна по обе стороны Торлаковки и речки Мудаевки и до реки Кадады пашенная земля их, с которой к той поляне пришел, и сенные покосы и всякие угодья. И великим государям пожаловать бы ево велели – тою поляну и лес, которой к той поляне пришел, и со всеми угодьи, отдать ему в указное число, да сенных покосов на две тысячи копен.

И по указу великих государей (титул), по грамоте Саранские приказные избы подьячей Назар Еголников, приехав на тое порозжею землю в вышеписанные урочища с сторонними людьми и про тою порозжую землю сыскивали, и по сыску тою порозжую землю измерел в десятины и положил в четверти. А по мере тое порозжей земли в тех в вышеписанных урочищах двести чети в поле, а в дву по тому ж. И по сыску тою порозжею землю в тех вышеписанных урочищах с полянки и с переполянки и с лес, которои к тои полянке пришли, и с озеры, и с рыбными ловли, да сенных покосов на две тысячи копен отказал столнику и полковнику московских стрелцов Григорью Иванову сыну Анненкову в указное число со всеми угодьи.

А на отказе сторонние люди были Синбирского уезду Нолуевские слободы засечные сторожи Василей Самойлов, Тимофей Самсонов, Петр Иванов, Иван Васильев.

По их велению к отказной книге за них руку приложил саранский подьячий Гришка Бочкарев.

6506-4. Лл.157-161. О наделении землей татар в верховьях реки Труева в сторону Белого озера. (Речка Конныкола – нынешняя Канадей. – М.П.). Лета 7202 (1693) декабря в 30 день по указу великих государей (полный титул царей Ивана Алексеевича и Петра Алексеевича) и по наказу столника и воеводы Бариса Ивановича Бутурлина велено ехать Саранские приказные избы подьячему Луке Попову в Саранской уезд на реку Труев, усть речки Конныкола и в иные урочищи для того.

В прошлом 200-м (1692) году июля в 28 день прислана великих государей грамота в Саранск к бывшему воеводе и столнику к Ивану Бестужеву, а в ней написано: били челом великим государям ис Саранска татарин Бибакай Бухтин да темниковские татаровя Бекмаметка, Алеевкачкунка (?) Тюменев, Куска Чюракаев, Рамашка Тахтаров сын Камышев, Уразмаметка Чепкупов сын Емангузин с товарыщи, великих государей жалованья поместья за ними в Ынсарском уезде в розных урочищах: за Бибайкою тритцать чети, за Бекмайком тритцеть же чети, за Кускою шеснатцеть чети, за Рамашкою пятнатцать чети, за Уразмаметком пятдесят семь чети с осминою, а опричь де того поместья за ними нет нигде ни единые чети. А есть де в Саранском уезде порозжая земля в урочищах на реке Труеве, почин тое земли усть речки Конныкола, от речки Труевы вверх до вершины, правая сторона, речкою Канныколою, с вершины Канникола дубровами и полянками Аюбашева Тишма, а с того Аккузаткола вершина, а с того прямо до вершины Труева реки на низ идучи Труевою рекою до устья Канныколы реки. А никому та порозжая земля в вышеписанных урочищах в поместье и в оброк и в вотчину не отдана, и ни у кого не в дачах и в вотчину не продана, и нихто тою землею не владеет, и спору ныне ни с кем нет, и к дворцовым землям не приписана, и к засечным крепостям не в ближних местех, и не стрелецкая, и не казачья. И великим государям пожаловати б их велеть тое землею, за них отказать в поместья, Бибайку на сорок чети, сенных покосов на пятьсот копен, а Бекмайке с товарыщи – по пятьдесят чети человеку, сенных покосов по семисот копен, со всеми угодьи, к старым их дачам в их оклады. И о том дать им великих государей грамоту…

(Перечисляются поименно несколько десятков человек, им дано земли от 25 до 50 четей. На отказе были сторонние люди, мордва Саранского уезда д. Семилей, д. Пырки, д. Давыдовы. д. Кочелаевы). Знамена мордвы. См. также №6506-13.

6506-5. Лл.306-308 об. Об отказе земли дворянину Бекетову; место на Шуварее не локализовано (в верховьях реки Труев), место на реке Сердобе, речках Вашенгале (ныне Шингал) и Казангале (ныне Камзола) – на границе Малосердобинского и Колышлейского районов.

Лета 7205 (1697) в июле дня, по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича… и по грамоте ис приказу Казанского дворца за приписью дьяка Ивана Кучецкого и по наказной памяти стольника и воеводы Афанасия Михайловича Дмитриева-Мамонова да подьячего Тимофея Патрекеева подьячей Саранской приказной избы Алексей Есипов ездил в Саранской уезд на порозжую землю, на речку Шаварлей да на реку Сертабу и в ыные урочищи для того.

Бил челом великому государю Иван Ананьев сын Бекетов: есть де в Саранском уезде порозжая земля в урочищах по речке Шеварлее, вверх идучи правая сторона, да с вершины Шаварлея до лес Ман-бора и от того Калман-бора до болшой Торуевской дороги, смежна с мордвою деревни Бурнаковской, деревни Сермаевской. А буде де той порозжей земли на 50 четвертей в поле, а в дву по тому ж, сенных покосов на тысячю копен; да на речке Сертабе по обе стороны, да по речке Вашенгале, да по речке Казангале на сто четвертей в поле, а в дву по тому ж, да сенных покосов на пять тысяч копен.

(Для отвода и отказа земли ездил подьячий Есипов, измерил ее в десятины, положил в чети и отказал Ивану Бекетову. Сторонними людьми была мордва Саранского уезда).

6506-6. Лл. 314-316 об. Об отказе земли дворянину Репьеву в верховьях реки Узы в районе бывшей д. Репьевки Саратовской области на р. Узе. Май 7205 (1697) г. Подьячий Саранской приказной избы Алексей Есипов ездил в Саранский уезд на дикое поле по челобитной Прокофия Репьева, просившего отказать ему в поместье землю, которую он себе приискал «на речке Болстакане, а по татарские Инорат, вверх по Узинской вершине и по Инорату и по Полстакану вверх, левая сторона по Мордовскую сакму и по новую Саратовскую дорогу, и вверх по Узе, с лесами и с водами и со всеми угодьи, и до Малыя Узы, а вверх по Узе правая сторона, а по Узинским вершинам правая сторона до новые сакмы и до Болстаканских вершин правая сторона и Инорату».

Поместный оклад Репьева – 1000 четвертей, ему недоставало до полного оклада, и он просил «в поместье под селидьбу и животинный выпуск» 15 десятин и 50 четей в поле, а в дву по тому ж, пахотной земли и сенных покосов на 10 тысяч копен.

Сторонними люди при отказе были станичные мордовские мурзы деревни Княжей, «что на реке Иньзе». Своеобразные Z-образные знамена мордвы с кружочками.

6506-7. Лл. 317-336 об. О даче земли на территории нынешней Мордовии. Упоминание о землях служилых черкас на реке Тавле. Спорное дело от августа 7205 (1697) г. между дьяком Максимом Полянским и стольниками Семеном и Григорием Федоровичами Полянскими о земле на реке Тавле, которую отводил думный дворянин Степан Богданович Ловчиков.

Земля находилась в межах с прапорщиком Максимом Вороновым и солдатами, «что дано им, салдатам, во 189-м году ис казачьей черкасской земли, а черкасом дано во 173-м (1665) году» (л.317 об.). Среди географических ориентиров упоминаются Пензенская дорога, Черкасская слобода, Старая Сурская дорога. Упоминается под 175 (1667) годом «Буртасская дорога» в Атемарском уезде на речках Большая и Малая Сара.

6506-8. Лл. 363-365 об. Об отказе променной земли на территории Лунинского района. Май 7207 (1699) г., отказная книга о променном поместье пензенца Лариона Ивановича Нефедова, который поменялся землями с Саввой Ивановичем Мартыновым, чье поместье находилось в селе Мартынове, «что в Кутлинских липягах» Пензенского уезда. Менялись «пустое на пустое». При расследовании выяснилось, что Ларион Нефедов получал землю «вопче» с Семеном Порозовым, Григорием Момановым, Иваном Зубаревым с товарищами, «а по скольку чети дано им и отказано того… не ведает», а отказных книг в Москве не обнаружилось. Обмен все же состоялся, т.к. сторонние люди (крестьяне пензенца Федора Литомгина из д. Вороблевки и Афанасия Борисовича Ивашева из д. Покуровской) подтвердили, что Ларион получил земли «вопче», а не индивидуально.

6506-9. Лл. 381-391. О даче земли князю Степану Ивановичу Путятину в районе г. Сурска Городищенского района. В октябре 7207 г., по указу великого государя и по грамоте из приказа Казанского дворца и по приказу думного дворянина и воеводы Степана Богдановича и стольника Ивана Ивановича Ловчиковых, «велено товарищу их, стольнику Афанасию Михайловичу Тоузакову ехать для межевания поместной земли стольника князь Степана княж Иванова сына Путятина в Саранской уезд на Суру реку, Высокое Городище, Минбор тож», по челобитью Путятина от декабря 206 года. Куда Тоузаков и отправился 12 октября 207 г. с человеком от Путятина Алешкой Головиным.

В челобитной Путятин писал: «в прошлом 194-м (1686) году дано было Степану Алексееву сыну Телегину и отказано в Саранском уезде Высокое Городище, Минбор тож». Однако из-за неправильного оформления отвода Путятин во владение не вступил и лишь в 206-м году был учинен чертеж и приступили к межеванию. Путятин просил здесь отвести ему 250 четей в поле, а в дву по тому ж, и сенные покосы на 3 тысячи копен, с рыбными ловлями и всеми угодьи.

«И в то де число беглая мордва деревни Верхнего Колдаису, Тургакова тож, Артюшка Радаев с товарищи межевать не дали и назвали тою ево землю своею землею». 23 ноября 206 (1697) г. эта «беглая мордва» «свою неправду принесли» – челобитную в Пензе на съезжую избу С.Б. Ловчикову, за своими знамены, а в челобитье своем писали, «что до той земли им, беглой мордве, дела нет, для того что крепостей на ту землю у них никаких не явилось и владеют тою землею бес крепостей многие годы» и просили отмежевать им землю по соседству с путятинской. «А в вине де их, что они тое земли межевать не дали и называли своею, волен великий государь» (т.е. приносят вину).

Это была мордва д. Верхний Колдаис, Тургаково тож, Артюшка Радаев, Стенька Алюшев, Тагайка Третьяков с товарищи «всею деревнею».

Из отказной книги от 20 мая 199 (1691) г.: С.И. Путятину отказано в Саранском уезде 250 четей в поле, а в дву по тому ж, и другие угодья, «что отказано было Степану Телегину в урочищах по Суре реке Высокое Городище, Минбор тож, и от Суры реки промеж черного лесу и Тарта-помры и сверх ево отказных книг от Тарта-помры и до речки Сурьевы и до речки Стюденого ключа, и от тех речек до того же черного лесу, в указное число, в поместье на двести на пятдесят чети да сена на три тысячи копен и рыбные ловли по обе стороны реки Суры, на низ Черемшанки речки и до Черемшанского бору, до речки Ишиму и до ишимского устья и с озеры, и з затоны, и со истоки».

По этой выписи двое крестьян С.И. Путятина из села Трехсвятского Саранского уезда указали при сторонних людях прежние межевые грани, в том числе и такие «признаки», как «у Суры реки на берегу старой земляной вал и ров и сказали: то де Высокое Городище, Минбор тож, которое написано в выписи с отказных книг, а от Высокого Городища привели к помре, а сказали: та де Тарта-помра, а от Тарта-помры привели через поля к речке, а сказали: та де речка Стюденой ключ, и села Никольского новокрещены… ничем не спорили… Привели через поля ж к другой речке и сказали: то де речка Сурьевка, а от той речки привели к черному лесу и сказали: та де помра Тарта». При отводе упомянуты также дорога, по которой ездят из с. Никольского в д. Тургакову, «кададынская дорога», суходол, впадавший в Студеный ключ, земля новокрещен с. Никольского, дорога, что ездят в д. Тургакову из Высокого городища, речка Ишим, что впала в Суру «з другой стороны», река Сура «против ишимского устья». В черном лесу не межевали, так как «мерять было за лесами невозможно». Рыбные ловли Путятину были отведены от устья Ишима, вверх по Суре до крутой горы, «где поселились новокрещены, что ныне село Никольское», и далее выше по реке Суре с озерами и затонами до речки Черемшанки и Черемшанского бора.

На отводе были сторонние люди – саранские и пензенские стрельцы, крестьянин Васька Глазунов из д. Саловки Матвея Савельевича Салова, крестьяне других помещиков из той же деревни, мордва д. Панзелок Пензенского уезда, мордва д. Ишим, д. Нижний Ишим.

6506-10. Лл. 413-416. О даче земли в Лопатинском районе, вероятно, в районе д. Трегубовки (Альшанка-Мордвинка – нынешняя речка Лелянга, а Кишкидым – р. Кашкамок). По указу от 19 марта 207 (1699) г., подьячий Саранской приказной избы Алексей Есипов ездил для отвода земель Дементию Григорьевичу Миленину (60 четей в поле, а в дву по тому ж, сена на 1000 копен) в Саранский уезд в дикое ковыльное поле, «идучи вверх по Узе реке до устья речки Альшанки, Мордвинка тож, по …вою (часть слова в корешке) сторону речки Кишкидыму, что впала в речку Альшанку». Среди межевых признаков упоминаются Лебяжье озеро. Полный земель оклад Миленина составлял 350 четей в поле, а в дву по тому ж. Сторонними людьми на отводе были крестьяне Саранского уезда села Мажаровки княгини Аксиньи Македонсковой и из д. Чуваровки.

6506-11. Лл.548-553. Об отказе земель дворянам Жедринским и Врасскому на границе Каменского и Белинского районов.

Лета от Рождества Христова 1700 июня в 11 день, по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, по грамоте ис приказу Казанского дворца за приписью дьяка Макара Полянского и по приказу стольника и воеводы Ивана Федоровича Жеребцова саранские приказные избы подьячей Алексей Есипов ездил в Саранской уезд на порозжую землю, на дикое поле, за вал, на крымскую сторону, на речку Кевду и на речку Атмис и в ыные урочищи.

Для того прислана великого государя грамота в Саранск, а в ней написано: в прошлом 207-м году июля в 31 день послана де великого государя грамота на Алатор к думному дворянину и воеводе Степану Богдановичу Ловчикову с товарищи по челобитью Василья да Дмитрея Афонасьевых, Андрея Андреянова сына, Давыда Васильева сына (Жедрин)ских детей, Ивана Иванова сына Врасского, а велено при тое их челобитье о даче им и о сыску порозжие земли дикого поля в Саранском уезде за валом на крымской стороне, на реке Кевде, вниз идучи по обе стороны, да по речке Мерендрусе вниз идучи правая сторона, а та речка Мерендрус с левую сторону (впала) в реку Кевду, да по речке Малом(у) Атмису вниз идучи по обе стороны, а та речка Атмис с правую сторону вниз идучи впала в тою ж речку Кевду, за по речке Калзазе вниз идучи по обе стороны, а устьем та речка впала в речку Малой Атмис, вниз идучи с левую ж сторону, да по речке Леплейке вниз идучи по обе стороны, а та речка Лепле(й)ка впала в речку Атмис вниз идучи с левую сторону; и в указное число учинить по указу великого государя и по наказу.

А что учинено будет, и о том великому государю велено писать и сыск, и отказные книги прислать в приказ Казанского дворца, а что по той великого государя грамоте учинено, и о том не писывано, и сыску, и отказных книг в приказ Казанского дворца не прислано. И в нынешнем 1700-м году марта в 16 день били челом великому государю Василей да Дмитрей Афонасьевы дети, Андрей Андреянов сын, Давыд Васильев сын, Богда(н) Кандратьев сын Жедринские, Иван Иванов сын Врасской: в прошлом де 207-м году били челом великому государю они о порозжей земле в Саранском уезде на речке Кевде (повторяются те же признаки, но вместо речки Калзаза – всегда Калзязь. – М.П.), и по де их Васильеву с товарищи челобитью послана великого государя грамота на Алатор к думному дворянину и воеводе Степану Богдановичу Ловчикову с таварищи: велено тою порозжую землю за них, Василья с таварищи отказать, и по той де великого государя грамоте та порозжая земля не отказана, а думной дворянин Степан Богданович ныне на Москве; и великому государю пожаловати б их, велеть тою вышеписанную порозжую землю, с лесом и с сенными покосы и со всеми угодьи, и с рыбными ловли отдать им против прежнего и сего их челобитья – по пятидесят чети человеку в поле, а в дву по тому ж, да сенных покосов по тысяче копен человеку, и о том послать великого государя грамоту с прежнего отпуску (прежней копии. – М.П.).

И по указу великого государя (полный титул) Саранские приказные избы подьячей Алексей Есипов, приехав в Саранской уезд на порозжую землю в вышеписанные урочища и про тою порозжую землю сыскивал и по сыску тою порозжую землю описал, пашню и дикое поле, и сено, и лес, и всякие угодья; а описав, отказал Василью да Дмитрию Афонасьевым детям (далее – те же челобитчики, что и выше)… по пятидесят чети в поле, а в дву по тому ж, человеку, сена – по указу великого государя, по писцовому наказу. А урочищи той их помесной земле: почин от речки Кевды по татарским граням города Верхнева Ломова деревни Новоселок Стеньки Полкаева с таварищи, на грани – на дуб, а тот дуб строен, стоит от реки Кевды в горах, а на нем две грани старые да вновь насечены две ж грани, одна указывает к реке Кевде, а другая указывает прямо на гору; дубровою к черному липягу налеве земля через черной лес до березы з граньми ломовских же татар, ломовскою ж вотчиною дорошкою Василья Жедринского с таварищи, а на той березе две грани насечены новые, а с той березы на суходольную Мерендружскую вершину, у Ломовские ж вотчинной дорошки на столб березовой, на нем две грани – одна с поворотом направо указывает прямо вниз идучи суходольною мерендружскою вершиною до речки Мерендруса, а речкою Мерендрусом до реки Кевды – направе земля Василья Жедринского с товарищи; а с устья речки Мерендруса рекою Кевдою на низ идучи до устья речки Малаго Атмиса правая сторона, а через речку Кевду, где впал Малой Атмис, прямо суходолом к черному лесу, а у черного лесу на березе две грани, одна указывает прямо к реке Кевде до устья Малаг(о) Атмиса, а другая указывает через черной лес на дуб, а на нем две грани – одна с поворотом направо; подле черного лесу вверх по Малому Атмису на дуб, на нем две грани, а с того дуба на дуб з граньми, а на нем две грани, одна с поворотом направо, через черной же лес, прямо через речку Малой Атмис на ивовой куст, а тот куст близко Малаго Атмису, а с того куста через речку Леплейку степью на березовой куст, на дуб, а на нем две грани, а с того дуба на дуб, на нем две грани, а от того дуба через речку Калзась прямо полем на березу, а та береза стоит на суходоле, а на ней две грани, а с той березы прямо к Липовой помре, на два дуба, а на них две грани, а те дубья стоят на одном коренье; от Липовой помры на одном дубу грань с поворотом направо, подле той же помры степью на дуб, а на нем две грани, а тот дуб стоит на вершине Малой Кевды; а тою вершиною вниз идучи до реки Кевды, а через реку Кевду на починную грань, на дуб – направе земля от Липовой помры до реки Кевды и до починной грани Василья Жедринского с таварыщи, а налеве земля ломовских татар.

А на отказе были сторонние люди Инсарского уезду деревни Манбура новокрещен Ермошка Борисов сын прозвище Меринок, Пензенского уезду Андрея Ларионова деревни Семионовки крестьяне Прохорка Федоров, Алешка Иванов, Спирька Пахомов; Петра Борисова сына Синбугина дворовой человек Гришка Ерофеев.

(Вместо них руку приложил саранский площадной подьячий Ивашка Перфильев).

6506-12. Лл. 581-585. По указу от 25 марта 1700 г. подьячий Саранской приказной избы Гермоген Тархов ездил в деревню Лямбирь Саранского уезда на выменную поместную землю татарина Темайки Будеева по челобитной татар д. Узы Пензенского уезда Темайки Будеева и Окмаметя мурзы Окмаева сына Чепкунова из д. Чермишевы Саранского уезда, которые поменялись своими поместными землями. Темайка отдал Окмаметю в д. Лямбирь 5 четей в поле, а в дву по тому ж, «с примерною землею»; Окмаметь отдал Темайке осьмину земли на речке Сыромясе «по конец поль». Менялись полюбовно, пустое на пустое. К челобитной рука приложена арабским письмом. Сторонними людьми на отказе были темниковские служилые татары из д. Лямбирь.

6506-13. Лл. 632-635 об. По указу от декабря 1700 г. подьячий Саранской приказной избы Савва Сергеев ездил в Саранский уезд на реку Труев по челобитной темниковца из д. Ендов(а) Мамодела Кудайбердеева сына Сиушева и Асая Исмаилова сына Енолеева из д. Исенские Полянки. Мамодел и Асай поменялись своими поместными землями «великого государя жалованьем». Мамодел отдавал Асаю 25 четей в поле, а в дву по тому ж, «с сенными покосами и з дворовою усадбою, и с огородным, и гуменным местом, и с примерною землею, что будет впредь примерено смежно в одних гранях с темниковцы з Бибаем Алмакаевым, с Романом Кудашкуровым с товарищи. Променное место Мамодела находилось «на Труеве речке с вершин от лесу на низ по Труеву правая сторона до Евлашева рубежа и по Моховому болоту правая ж сторона и по иным урочищам». Асай променял Момдейку (так!) землю в Инсарском уезде в д. Потме полосмины, за перехожие чети Мамоделей (так!) взял с Осакая (так!) 25 рублей. Т.е. земля была оценена по рублю за четь в трех полях (около 1,5 га).

«А в приказе Казанского дворца в даче прошлого 200 году июня в 7 день написано: дано инсарцу Бибайку Янсуртину с товарищи в Саранском уезде порозжие земли на речке Труеве: починок от устья речки Конныколы, от речки Труева вверх до вершины по правой стороне Канниколою, с вершины Канниколы з дубровами и полянками Аюбашева Тишма, а с того Аккузяколу вершины прямо до вершины Труева речки на низ идучи Труевою речкою до усть Канныколы речки, и в том числе, по скаске Бекбулата мурзы Бибаева сына Мамлеева, отказано де Мамаделею Сиушеву» 50 четей в поле, а в дву по тому ж. (См. №6506-4).

6506-14. Лл. 650-653 об. Упоминание о земельной даче, на которой дворянином Безобразовым была поселена д. Безобразовка (ныне Сосновка Кузнецкого района).

В 1700 г. подьячий приказа Казанского дворца Дмитрий Жданов променял земли на реке Каслей-Кадада (Ас-Кадада) 100 четвертей в поле, а в дву по тому ж, с сенными покосами и со всеми угодьями, дворянину Алексею Артемьевичу Безобразову. В деле цитируется отказная книга от октября 204 (1695) года, по которой земля на Ас-Кададе была отказана, в числе других, и Дмитрию Жданову. В той отказной книге было написано: «Отказано синбирянину Ивану Яковлеву сыну Колбецкому да приказу Казанского дворца подьячему Дмитрею Жданову, да саранскому подьячему Алексею Есипову в Саранском уезде дикая порозжая земля: почин от устья Мудаевской вершины на низ идучи на левой стороне в устье на сосне насечены две грани – одна грань указывает прямо бором на реке Ас-Кададе на грань Тимофея Евлашева, что стоит на (бе)регу, а у Ас-Кадады другая грань указывает через устье Мудаевские вершины прямо редкоберезником на черной померной липяг». Упоминаются межевые «признаки» – «земля погори, и полянки, и сенные покосы, и всякие угодья Ивана Колбецкого», которому в этих же местах было отказано 250 четей, Алексею Есипову – 70 четей в поле, а в дву по тому ж.

В 1700 году сторонними людьми на отказе земли А. Безобразову был крестьянин Филька Своятинской из д. Пестровки Калистрата Богдановича Пестрова и крестьянин Аниська Никитин из д. Гольцовки Василия Степановича Смолькова.

6506-15. Лл. 687-690 об. Об отказе земель помещикам в Камешкирском районе на речке Кашкамок к западу от Старого Чирчима. По указу от апреля 1701 года подьячий Саранской приказной избы Григорий Игнатьев ездил в Саранский уезд «за вал, на степную сторону на речку Коштыкомяку» по челобитной стольника Тимофея Нестеровича Языкова, Афанасия Борисовича Ивашева, владимирцев Ивана Никифоровича и Семена Ивановича Пестровых: «в прошлом 204-м (1696) году дано им в Саранском уезде, за валом на степной стороне по речке …шкомяке (начало названия в корешке) и от устья ключа по обе стороны речки Коштыкомяки и (от?) ключа вверх идучи и с озерки, и с розными вершинками, и по врашком, с лесы и с сенными покосы, дикое поле, по обе стороны Бурацкие дороги и от вершины речки Коштыкомяки, идучи по обе стороны до Большой помры с липягами, вниз речки Коштыкомяки и до вершины ключа, и ключом до речки Коштыкомяки до межи мордовские земли Аношки Несмеянова, да Готки, да Кечайки Сараевых с товарыщи».

(В их дачах была выявлена «лишняя порозжая земля», которую челобитчики и просили отказать им в поместные оклады).

Дело связано с урочищами «до Бурацкой дороги» (ср. с. Старые Бурасы в верховьях реки Медведицы. – М.П.) и через дорогу до речки Черючиму, до Большой помры.., а от той Большой помры вниз идучи речкою Коштыкомяком до вершины ключа».

Среди сторонних людей при отводе в 1701 г. был крестьянин д. Нееловки, «что на реке Узе», помещика Степана Васильевича Неелова.

6506-16. Лл. 697-701. Упоминание о мотивах передачи земель служилых людей – переведенцев в новопостроенные города – дворянам московского чина, а не уездным.

По указу великого государя от 1 февраля 1701 г., по грамоте из приказа Казанского дворца и наказу стольника и саранского воеводы Ивана Федоровича Жеребцова подьячий Саранской приказной избы Леонтий Протопопов ездил в Саранский уезд в Ямскую слободу. В грамоте из приказа Казанского дворца говорилось:

«В прошлом во 196-м (1688) году июля в 7 день прислана великого государя грамота в Саранск к стольнику и воеводе Ивану Волкову по челобитью города Саранска и Саранские черты Атмерской и Инзерского, и Шечкеевского острогов служилых казаков и полковых татар и посопной мордвы: а велено в Саранску в ямские охотники прибрать десять вытей, а земли велено им приискать от города Саранска в ближних местех и тою землю сметить и измерять в десятины и положить в чети, и о том велено писать и книги ямщиком и землю (отказные книги об отводе земли. – М.П.) велено прислать в Казанский приказ.

И по той великого государя грамоте в Саранску в ямские охотники набрано охочих людей из розных чинов десять вытей, а земля отведена им в Саранском уезде ис пустых мордовских земель деревни Ключищ да деревни Мокшалей. А по писцовым книгам 193 (1685) году в тех мордовских деревнях написано четвертные пашни в Ключищах двести восмьдесят девять чети, а в Мокшалеях двести семьдесять шесть чети в поле, а в дву по тому ж. И в прошлом же в 207-м (1699) году, по указу великого государя, послана великого государя грамота к думному дворянину Степану Богдановичу Ловчикову с товарыщи: велено в новопостроенной город Петровской перевесть на вечное житье Саранска ямщиков з женами, и з детьми, и з братьи, и з зятьи, и с племянники, и в том новом городе устроить дворами и на пашню земли и сенных покосов и всяких угодий отвесть по указу великого государя.

А по книгам ево, думного дворянина, тех ямщиков в тот новой город переведено пятдесят две семьи. И в прошлом же в 207-м году, по имянному великого государя указу, после таких переведенцов дворовые их пустовые усадьбы и пашенная земля, и сенные покосы велено отдать в поместье московского чину людем, чтоб тем переведенцом ис тех городов, в которые хто переведен, збежать в те свои прежние дворья, также их верховых городов помещиковым и вотчинниковым беглым людем и крестьяном пристанища не было.

И ныне били челом великому государю стольник Дмитрей Петров сын да сын ево Василей Протасьевы: в Саранском де уезде под Сурским лесом построена была Ямская слобода, и в прошлом де в 206-м (1698) году той Ямской слободы жители переведены в новопостроенной город Медведицкой, а земля де их лежит порозжа».

Протасьевы просят отдать землю переведенцев им в поместья, их просьба была удовлетворена. Леонтий Протопопов намерял здесь пашни 560 четей в поле, а в дву по тому ж, со всеми угодьями и отказал Протасьевым.

6506-17. Лл.840-841 об. О даче земель на реке Тютнярь Кузнецкого района. Лета 1706 марта в 1 день, по указу великого государя подьячий Саранской приказной избы Андрей Егольников ездил в Саранский уезд на земли, «что ныне по грацкой меже в Пензенском уезде» (вероятно, следует понимать: за пензенскими городскими землями), на реку Кададу, на поместные земли Ивана Иванова сына Анненкова, по его челобитью.

«В прошлых де годех по мене Ивана Болшова да Ивана Меньшова (возможен пропуск слов: лист с дефектами. – М.П.) …Еделева да Федора Назарьева дано и отказано ему, Ивану з братом ево родным с Офонасьем Анненковым в Саранском уезде… на реке Кададе, по обе стороны речки Тютнярки сто пять чети без полуосмины в поле, а в дву по тому ж. А в тех их межах и гранях будет примерной земли на сто чети в поле, а в дву по тому ж».

Челобитчики просили отказать им эти примерные земли. А в отказной книге Саранской приказной избы в июне 1704 г. было написано:

«Дано и отказано Афонасью да Ивану Ивановым детям Аннековым выменное поместье, что они выменяли на (А)латорское свое поместье на полуосмину у Федора Борисова сына Назарьева в Саранском уезде, что ныне по грацкой меже в Пензенском уезде, на реке Кададе, по обе стороны речки Тютнярь, Афонасью – дватцать две чети с осминою, Ивану – пятдесят две чети с осминою в поле, а в дву по тому ж, с усадьбою и с сенными покосы и со всеми угодьи».

На отказе были крестьяне Кережиму стольника Петра Панкратьевича Нечаева. Окончание дела отсутствует.

6506-18. Лл. 878-880. По указу от декабря 1700 г. и наказу мокшанского воеводы Федосея Никитовича Матюшкина подьячий Мокшанской приказной избы Максим Попов ездил в Саранский уезд «на реку Азясь и около Драгунского липяга» по челобитью Тимофея Андреевича Синбугина и Василия Павловича Смагина, которые менялись землями «пустое на пустое». Тимофей отдавал Василию свою поместную землю «в Саранском уезде за макшанским валом на реке Азясе и около Драгунского липяга» 50 четей в поле, а в дву по тому ж, а Василий отдавал Тимофею в Рязанском уезде пол-осмины.

В доказательство законного владения меняемой землей приводится выпись с саранской отказной книги от 2 августа 198 (1690) г.: «отказана атемарцу Тимофею Андрееву сыну Синбугину в Саранском уезде порозжая земля, дикое поле на реке Азясе около Драгунского липяга, по обе стороны Ломовские и Макшанские дороги и дача Андрея Синбугина по реке Мокше, в указное число, по двести чети в поле, а в дву по тому ж, с лесы и с озеры, и с рыбными ловли, и з дубровы, и с сенными покосы, и со всеми угодьи».

На отказе были сторонние люди – мокшанские пушкари Ивашка Сергеев, Андрюшка Васильев, стрельцы Якушка Тихонов, Ивашка Рознаглаз, Ивашка Абросимов, Ивашка Исаев, казаки Лунька Иванов, Савка Васильев, посадский человек Гришка Иванов.

Вместо них руку приложил «города Макшанска саборной Успенской поп Иоанн Петров». (См. также №6505-5).

6506-19. Лл. 882-886. О даче земель помещикам, на даче которых построено село Успенское Мокшанского района. По указу великого государя от октября 1700 г. и наказу воеводы Федосея Никитовича Матюшкина подьячий Мокшанской приказной избы Максим Попов ездил в Саранский уезд, за мокшанский вал на порозжие земли по реке Азясю, «по правой стороне, против дач стольника Ивана Симанского да жильца Андрея Порецкого», по челобитным Василия Павловича Смагина и подьячего Мокшанской приказной избы Степана Васильевича Рагошкина. Они просили отказать им в поместья из порозжих земель по 100 четей в поле, а в дву по тому ж, пахотной земли и сенных покосов по 1000 копен.

«Почин подле реки Озясу, от Саратовские большие дороги, что ходят с Ломова в Саратов, идучи вверх подле реки Озясу до вершины той реки Озясу – направе помесная земля и сенные покосы Василья Смагина да подьячего Степана Рагошкина, а от вершины реки Озясу на пр… (повреждение листа) до Круглова липяшка, а того липяшка до померки (помра – роща. – М.П.), а с той померяки лежит дарога – из Макшанска ездят на реку (Ат)мис, на помесную землю стольника Рамана Александрова сына Траханиотова, а от той померки, по той дароге – направо до Саратовские большие дароги, до вершины реки Озясу, до липяшка и до померки, и от померки по дороге до Саратовские дароги – направе помесная земля и сенные покосы Василья Смагина да Степана Рагошкина, а налеве – дикое поле, порозжая земля, степь; а от тое дароги идучи Саратовскою дарогою до реки Озясу, до починного урочища».

На отказе были сторонние люди – мокшанские пушкари и стрельцы, а также посадский человек (те же, что и в №6506-18). Вместо них руку приложил тот же поп.

Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

Керенский уезд

РГАДА, ф.1209, оп.2, е.хр.6542.

6542-1. Л. 310. Лета 1754 майя 16 дня Керенского уезду села Николского Чююша тож однодворцы Петр Дураков, Матвей Пафомов, Пракофей Дураков, Николай Рязанцов при свидетельстве г-ном капитаном Медвецким спорные действительного статского советника Петра Михайловича Салтыкова вотчины ево Керенского уезду деревни Беляевой, Керенского ж уезду села Ачадова с ясашными крестьяны земель во свидетельство объявили, что де от липяга Лянбора от вершины речки Чююшы вниз по тои вершине правая сторона земля помянутого действительного статского советника г-на Салтыкова, а по леву тои вершины речки Чююшы земля их села Николского до ностоящей речки Чюшы. А в 1749-м году по челобитью предписанные села Ачадова ясашные крестьяне при межеванье оной земли капитаном Брюхатовым они, Дураков, и их села жители никто не были.

К сему объявлению села Николского, Чиуши тож, поп Симеон вместо вышеписанных аднадворцов Петра Дуракова с товарыщи по их прошению руку приложил.

Отказная книга по Казани (1725-1750 гг.)

Полубояров Михаил Сергеевич, редакция, составление, 2003-2008 гг.

РГАДА, ф.1209, оп.2, е.хр.6543.

(Тексты имеют повреждения, оборваны края, многие выцвели).

6543-1. Лл. 58а-60. В апреле 1744 г. пензенскому канцеляристу Петру Тат… велено, по указу ее императорского величества, ехать «в Пензенский уезд, в Завальный стан на реку Хопер и в другие урочища» по челобитью комиссара Андрея Михайловича и жены его Федосьи Ивановой Карякиных. 21 июля 1735 года керенский подьячий Иван Петрович Попов продал Карякину из недвижимого своего имения «за керенским и за ломовским валами, в урочищах от Рузановских вершин по обе стороны реки Хопра и пойменным урочищам» 25 четвертей пашни в поле, а в дву по тому ж, за деньги, за 15 рублев». А в 1734 г. другой керенский подьячий Михайла Журавлев купил у Федосьи Карякиной в тех же урочищах 25 же четвертей в поле, а в дву по тому ж, за 12 рублей. В купчей было написано: «173. году (последняя цифра не читается) июля 21 дня города Керенска подьячий Иван Петров сын Попов дал купчую камисару Андрею Михайлову сыну Карякину в том, что продал он, Иван, свою поместную порозжую дикую землю за керенским и за ломовским валами…»

В деле цитируется отказная книга от 7 августа 1723 г. о происхождении права владения этой землей, которое восходит в первоначальному владельцу, дворянину Степану Дуракову, получившему ее вместе с другими дворянами, с подполковником Иваном Ивановичем Нестеровым и другими, «вопче», т.е. без установления внутренних границ. Внешние границы описаны так: «за керенским и за ломовским валами, в урочищах от Рузановских вершин вниз по правой стороне до устья речки Рузановки, а от того устья чрез реку Хопер и перешед реку Хопер, поворотя налево на Пришлеи бор и возле того бора на Приверх Рог бор же, ис Приверх Рог бора прямо степью на Кураковский липяг, что словет по земецкому званию Сазанье, и по обе стороны того липяга до реки Сердобы, а от тои реки Сердобы вверх тою рекою Сердобою по правой стороне до межи и граней Сердобинской слободы, до устья речки Байки, вверх тою ре(чкой) Байкою по правой стороне до вершины тои речки Байки, а с вершины речки Байки, поворотя направо, прямо степью мимо вершин речки Пещанки на вершину речки Боланды, а с тои вершины на вершину речки Алшайки, а с Олшанских вершин на вершину речки Изнаира, а с вершин изнаирских на вершину малой речки Аркадака, а с (ее) вершины прямо степью до речки Большого Аркадака и чрез речку Аркадак, а от Большого Аркадака прямо степью до речки Алховки и вниз тою речкою по правой стороне до устья речки Алховки, до реки Хопра и чрез реку Хопер прямо степью до речки Стюденки и вверх тою речкою на Синий Куст, а с Синего Куста на спорной Осинов Куст, а с (Осинового?) Куста на спорной Круглой Куст, а с того Куста чрез Крутой (1 слово не читается) враге в (1 слово неразб.) врага чрез Борисоглебскую дорогу прямо степью на верхи речки Томалы, а с оной вершины на вершину речки Большого Миткилея, и от вершин Миткилеевских, поворот направо, до вершины Малыя речки Миткилей, а с миткилеевских малых вершин до речки Вязовки до вершин, а с вязовских вершин до первого урочища Рузановских вершин на тех Иванов и Михайлов жеребей сто четвертей (и) по пятьдесят четвертей человеку в отказ».

6543-2. Лл. 217-219. В ноябре 1749 г. (подьячий?) Иванов ездил в Пензенский уезд в недвижимое имение Степана Ивановича Путятина и в имение Василия Щедрина на реку Кевду и в другие урочища по челобитной княгини, вдовы Анны Долгоруковой. В 1744 г. продал ей стольник, князь С.И. Путятин в Пензенском и Саранском уездам по реке Кевде и в других урочищах земли 300 четвертей в поле, а в дву по тому ж. Эта земля была отказана Путятину в сентябре 1711 г., а также Михаилу Михайловичу и его сыну Федору Аргамаковым, Василию Щедрину и другим помещикам. Михаилу Аргамакову были отведены «в Саранском уезде порозжие земли от реки Леплейки до реки Кевды и по реке Кевде по обе стороны вверх до вершины и по обе стороны всех вершин реки Кевды и по обе стороны дубров и липягов». Князю Степану было отведено 300 четвертей, Василию Щедрину – 250 четвертей в поле, а в дву по тому ж.

6543-3. Лл. 295-296. В 1748 г. отказано статскому советнику Степану Григорьевичу Тихменеву недвижимое имение в Саранском уезде «за валом, за Сурою рекою, на Барышской вершине», а с той вершины (…) Часу с водоточиною и на Ржавец… …инную дорошку, что словет Казачьею… и на Большой Сурской вершине… А то недвижимое в урочищах, с вершины речки Часу… на вершину Ржавца, а тем Ржавцом идучи на низ, чрез отчинную дорошку, что словет Казачья, а от тои дорошки тем Ржавцом до Журавлева ключа, а тем ключом до вершины того Журавлева ключа». (Упоминаются: «устье речки Евлейки, что пришла з другую сторону в Сурскую вершину»; «урочище за Сурою рекою на степной стороне, что ныне поселено село Николаевское, Евлей тож, …с разными помещики»; мельница, «которая на Суре реке выше устья речки Евлейки да по течению Суры реки», здесь «Есипова дача»).

На отказе были сторонние люди из Симбирского уезда, вотчины Свято-Троицкой Сергиевой лавры сельца Кузьмодемьянского, Новое Тимошкино тож, Пензенского уезда Узинского стана дворцового села Воскресенского, Труев тож, Засурского стана деревни Боркова (новокрещены), деревни Качима (новокрещены), д. Верхний Метлей (новокрещеный татарин «казанской четверти» Осип Алексеев).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *