Мордва

Мордва — самая многочисл. общность среди представителей финно-угорской группы уральской языковой семьи на терр. России. Числ. мордвы в Пенз. обл. (1989) 86370 чел. (5,7% от общей числ. нас. области). Наиб. компактно она расселена в Шемыш. р-не (67% от числ. нас. р-на), в Сосновобор. (40%), Камешк. (33%), Никольск. (16%), Лопат. (16%)), Беков. (14%), Белинск. (13%) и М.-Серд. (13%) р-нах. Удельный вес М. в нац. составе нас. области снижается (миграция за пределы края и частичная ассимиляция). (Общее кол-во с 1979 по 1989 сократилось на 10 тыс. чел.). Осн. масса морд. населения проживает в сел. местности. Термин «М.» («mоrdens») является иноназванием народа. Впервые встречается в соч. готского историка Иордана «О происхождении и деяниях готов» (6 в. н. э.). Основа этого этнонима, возможно, происходит из иранских языков (новоперсидское mard – мужчина; древнеперсидское martiya – мужчина, человек). Служит общим наименованием для всего народа, к-рый делится на две осн. группы: М.-мокшу и М.-эрзю. При этнолингвистич. и культурной общности каждая группа сохранила собственное самоназвание – мокша и эрзя, а также различия в языке, материальной и духовной культуре. Формирование М.-мокши – коренного нас. Пенз. края происходило с 6–7 вв. н. э. на основе юж. группы древнеморд. племен. Важную роль в этом процессе сыграли тюркоязычные булгары, пришедшие в Среднее Поволжье из Приазовья в конце 7–8 вв. н. э. М. оседлый земледельч. народ. Селения окружены пашнями и выгонами для скота. Летом жили в легких постройках ок. полей или на лесных бортевых и охотничьих угодьях. Для защиты от внешних врагов строились городки, окруженные высоким тыном, а в лесах устраивались «тверди» – убежища от неприятеля. Морд. племена объединялись в крупные воен. союзы, что ускорялось противоборством Волж. Булгарии и др.-рус. княжеств. Одним из раннефеодальных объединений М. накануне монголо-тат. нашествия была «Пургасова волость» (земли М.-эрзи). Мокшанские земли находились в др. объединении во главе с Пурешем. Монголо-тат. нашествие затормозило консолидацию морд. племен. В сер. 14 в. М.-эрзя была оттеснена от берегов Оки и Волги в леса, морд. земли начинают включаться в состав Рус. гос-ва, особенно после падения Казанского ханства (1552), что имело большое значение для дальнейшего развития материальной и духовной культуры М. Вместе с тем усилился процесс колонизации морд. земель. Ок. городов, построенных на морд. землях, образовывались деревни русских поселенцев. Возникают десятки православных монастырей, занимающихся распространением христианства среди М. Значительно увеличиваются подати и поборы. Б. ч. мордвы переселяется в б. обеспеченные земельными и лесными угодьями р-ны (верховья рек Мокши и Суры). Осн. масса эрзянских переселенцев в Пенз. край была из зап. ч. Алатырского уезда. На новых местах М. селилась обычно отдельно от русских, татар и чувашей. В Пенз. обл. М.-мокша расселена в осн. в Мокш., Наровчат., Белинск. и Шемыш. р-нах, М.-эрзя – в Шемыш. р-не. В Городищ., Никольск., Пенз. и Сосновобор. р-нах находится значит. кол-во смешанных мокшано-эрзянских поселений, составляющих отд. группу мордвы, к-рая имеет ряд особенностей в нар. жен. костюме, фольклоре, обрядах и языке. В прошлом М. исповедовала ранние формы религ. воззрений: тотемические верования, различные магич. обряды, анимистические представления. Вся окружающая действительность подвергалась обожествлению. Древние мордовские теонимы двойные. Первая часть обозначала объект олицетворения, вторая – женщину, мать (Вирь-ава – покровительница леса, Ведь-ава – покровительница воды и т. д.). Обожествлялись также небесные и атмосферные явления. Из них особым почитанием пользовалось солнце. Во главе всех божеств становится б. сильный верховный бог – Шкай (мокш.), Нишке (эрз.). М. подвергалась насильств. крещению, особенно с сер. 18 в. К сер. 19 в. М. считалась христианизированной. Однако длительное время правосл. и языч. обряды сосуществовали. Территор. разобщенность М. привела к тому, что единый общеморд. язык начал развиваться на основе двух ведущих диалектов: появились различия в словарном составе, произношении, морфологии, синтаксисе. Постепенно из двух диалектов образовались два самостоят., но близкородств. языка. В пределах Морд. республики мокш. и эрз. языки являются лит. языками, на них издаются газеты, журналы и худож. лит-ра. Среди М. широко распространен рус. язык. В средних и высших учеб. заведениях, на произ-ве мокша и эрзя общаются в осн. на рус. языке (см. также: Двор мордовский; Жилище мордовское; Мифология мордвы; Мордовские языки; Одежда мордовская; Пища мордовская; Фольклор мордовский).

Лит.: Белицер В. Н. Мордва //Народы мира. Т. 2. М., 1964; Мордва: Историко-этнограф. очерки. Саранск, 1981; Курицын И. И., Юпатова В. Н. География населения Пензенской области. П., 1992; Народы России. М., 1994; Мордва: Историко-культурные очерки. Саранск, 1995; Лажечников И. Некоторые поверья мордвы / Публ. и предисл. О. Савина //Сура. 1997. № 2; Библиография по истории Мордовской АССР. Саранск, 1975.

*ПУРГАС, морд. князь, инязор – глава полит. образования раннефеодального типа мордвы-эрзи. В рус. летописных сводах 12–13 вв. есть упоминание о »мордве Пургасовой», «Руси Пургасовой» и «Пургасовой волости». Современник Пуреша и его осн. соперник в борьбе за верховную власть над всей мордвой. Территория, объединенная под властью П., охватывала на С. правобережье рек Оки и Волги до впадения в Волгу р. Суры, исключая земли, прилегающие к Н. Новгороду. На З. доходила до среднего течения Мокши; на В. до среднего течения р. Суры; на Ю. до правобережья р. Алатырь. П. сумел противостоять экспансии своих значительно б. сильных соседей – объединным силам князей Сев.-Вост. Руси и Волжской Булгарии, не склонился перед мощью монголо-татар.

Лит.: Мордва. Саранск, 1981; Абрамов В. К. По следу времени. Ист. очерки. Саранск, 1991.

**ПУРЕШ, морд. князь, оцязор – глава полит. образования раннефеодального типа мордвы-мокши. В рус. летописных сводах 12–13 вв. есть упоминание о П., к-рый был современником Пургаса и его осн. соперником по борьбе за верховную власть над всей мордвой. Территория, объединенная под властью П., охватывала бассейны рек Цны и Вад и ср. течения р. Мокши. Находясь в окружении б. сильных соседей, он избирает тактику полит. лавирования, заключая союзы то с рус. князьями, то с половецкими ханами. Нашествие монголо-татар заставило покориться владыке татар, т. к. его владения, расположенные б. ч. в лесостепной зоне, были совершенно открыты для монгольской конницы. Став вассалом хана Батыя, П. со своей дружиной включился в состав монголо-татарских войск и направился в Центр. Европу, где и погиб.

Лит.: Аннинский С. А. Известия венгерских мессионеров 13–14 вв. о татарах в Восточной Европе //Исторический архив. М. – Л., 1940. Т. 3; Абрамов В. К. По следу времени: Ист. очерки. – Саранск, 1991.

Литература:
Первушкин В.И. Мордва / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001, с. 349-350.
Первушкин В.И. Пургас / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001, с. 508-509.
Первушкин В.И. Пуреш / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001, с. 509.

Мордовские языки

Мордовские языки — мокшанский и эрзянский, относятся к волжской группе языков уральской семьи; агглютинативного типа (формы слова и производные слова образуются путем присоединения стандартных аффиксов к неизменяемым основам или корням). С нач. 1 тыс. до н. э и до сер. 1 тыс. н. э. существовал единый общеморд. язык, впоследствии распавшийся на мокшан. и эрзян. Различия развились как в связи с диалектными особенностями, так и в результате заимствований из языков хазар, булгар, татар, русских. Самыми древними являются иранские, балтские, затем тюркские и восточнославянские заимствования. Однако осн. словарный фонд имеет общеморд. происхождение. Кол-во рус. заимствований в мокш. и эрзян. языках намного превышает число тюркских, причем самые древние из них проникли в М. я. еще в 5–6 вв. н. э. Под влиянием рус. языка в речи мордвы появились звуки х, ф, начальные звонкие б, г, д, ж, з. Сильному влиянию рус. языка подвергся синтаксис. В мокшанском сильнее, по сравнению с эрзянским, сказывается влияние тат. языка. Менее была подвергнута заимствованиям морфология. До 1917 на мокш. и эрзян. языках составлялись лишь религ. тексты в целях миссионерской деятельности правосл. церкви. Начиная с 17 в. за дореволюц. период было составлено ок. 50 словарей (большинство в рукописном варианте). Оригинальная худож. лит-ра и публицистика стали печататься в сов. время. Письменность мордвы основана на рус. алфавите. Первые попытки преподавания в школах на мокш. и эрзян. языках предпринимались в зем. школах в кон. 19 в. по инициативе морд. интеллигенции. Так, в 1899 в П. учителем Н. Д. Гавриловым был издан «Русско-мордовский словарь. Мокшанско-эрзянское наречие», использовавшийся при обучении. П. – один из первых городов России, где стала издаваться учебная, обществ.-полит. и худож. лит-ра на М. я. Первые морд. печатные буквари в Пенз. губ. появились в 1923–34. М. я. изучал на курсах Морд. отд. при Пенз. пед. техникуме (открыты в 1923), в Морд. пед. техникуме в г. Саранске (с 1925), в П. на курсах для подготовки учителей (с 1926), в с. Мачкасы Шемыш. р-на (откуда курсы переведены в г. Петровск). С 1923 на терр. Пенз. губ. преподавание в морд. школах стало переводиться на родной язык, в 3 морд. волостях адм. делопроизводство велось на М. я. Значительный вклад в формирование лит. мокш. и эрзян. языков внесла периодич. печать: «Од веле» («Новая деревня», П., 1924), «Якстере теште» («Красная звезда», М., 1921), «Якстере сокиця» («Красный пахарь», Саратов, 1921), лит.-худож. ж. «Валда ян» («Светлый путь», Саранск, 1927), ж. «Сятко» («Искра», Самара, 1929) и др. Непродолжит. время в уездных гор. Кузнецке и Петровске выходили газеты на мокш. и эрзян. языках. С образованием Морд. округа (1928) и Морд. автономной обл. (1930) лит-ра на М. я. стала печататься в г. Саранске. Принятые в 1920-е гг. меры способствовали сохранению одного из древнейших языков Поволжья. Совр. мокш. лит. язык развивается с сер. 1930-х гг. на базе краснослободско-темниковского говора, или центр. диалекта. В основу эрзян. лит. языка положен говор с. Козловки (Респ. Мордовия). Диалекты пенз. мордвы изучены слабо. Неоценимый вклад в изучение М. я. внесли лингвист М. Е. Евсевьев, а также пенз. морд. интеллигенция – литераторы, лингвисты и педагоги: Н. П. Барсов, В. Г. Варенцов, В. И. Виард (Ардеев), Н. Д. Гаврилов, З. Ф. Дорофеев, Илька Морыця (И. П. Кривошеев), А. И. Троицкий, Г. К. и Е. К. Ульяновы, Н. Ф. Цыганов, И. Г. Черапкин и др.

Лит.: Мордовское население Пензенской губернии, его прошлое и современное состояние. П., 1927; Ломакина Т. И. Городищенский диалект мокша-мордовского языка: Краткий фонет. очерк //Очерки мордовских диалектов. Т. 4. М., 1966; Феоктистов А. П. Мордовские языки //Основы финно-угорского языкознания. Прибалтийско-финские, саамский и мордовские языки. М., 1975; История Мордовской АССР. Т. 1–2. Саранск, 1981; Мосин М. В., Поляков О. Е. Мордовские языки //Мордва. Саранск, 1995.

Полубояров М.С. Мордовские языки / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001, с. 350-351.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *