Колонизация Пензенского края в 17–18 вв.

КОЛОНИЗАЦИЯ ПЕНЗЕНСКОГО КРАЯ, процесс его освоения и заселения в 17–18 вв. До кон. 14 в. эта территория была довольно густо населена и входила в состав Золотой Орды. Междоусобицы в ней привели к зaпуcтeнию края. Использование приpoдных богатств носило сезонный характер: бортничество, охота, кочевое скот-во. Сведений о постоянных селениях в 15– 16 вв. не имеется. По Ногайской, Идовской, Сурской и др. дорогам, проложенным из Сев. Причерноморья и от Астрахани в центр. области России, войcкa крымского хана и степные кочевники ежегодно совершали разорит. набеги, уводя большое кол-во рус. пленников. Положение изменилось после присоединения к Моск. гос-ву Казанского (1552) и Астраханского (1556) ханств. Вся терр. Пенз. края оказалась внутренней областью России. По указу царя Михаила Федоровича началось стр-во Козлово-Тамбов., Керенск., Верхнелом. и Нижнелом. оборонит. линий в составе Белгородской засечной черты. С основанием в 1635–36 В.-Ломове и Н.-Ломове, а следом за ними Керенска были перекрыты осн. пути, по к-рым совершались набеги на рус. города и села. С этого момента началась правит. К. П. к. По завершении стр-ва города-крепости П. со слободами (1663–65) и вала от П. до Мокшана (1680) стала безопасной и Сурская (Астраханская) дорога. Сложилась благоприятная обстановка для хоз. освоения земель в тылу засечной черты. Здесь получали поместья в порядке земельного жалованья рядовые однодворцы (казаки, стрельцы, засечные сторожа, пушкари и др.), местные дворяне, татары и мордва, несшие станичную службу. Здесь же селились люди, прибывавшие из сев. уездов для стр-ва и ремонта фортификац. сооружений. Одноврем. с правительственной началась вольная К. П. к., особенно в Засурье (терр. совр. Никольск., Сосновобор., Городищ., вост. ч. Бессонов. р-нов), где гл. роль играла мордва, к-рая селилась на берегах рек. Рост нас. в тылу засечной черты вызвал дефицит свободных земель. Поэтому в кон. 2-й пол. 17 в. колонизац. поток стал продвигаться в Дикое поле. Второй этап К. П. к. связан с политикой Петра I в Причерноморье и стр-вом флота в Воронеже. В результате основания на р. Медведице г. Петровска с отъезжими слободами в пенз. сторону и Сердобинской слободы сторожей корабельных лесов (Сердобск) под защитой оказалась и юж. половина Пенз. края. Служилые люди из-под П., Мокшана, Саранска, Верх. и Ниж. Ломовов и Керенска переводились в новые юж. города, а их пенз. поместья доставались помещикам, часто крупным феодалам «московского чину» – боярам, князьям и др. приближенным царя; среди них: Нарышкины, Лопухины, Куракины, Апраксины, Голицыны, Головины, Долгорукие, Салтыковы. Дополнит. земельными дачами за счет бывших однодворческих земель обзавелось местное служилое дворянство. Край приобретал «помещичьи» признаки, надолго определившие его лицо «дворянского гнезда». Почти исключительно помещичьими деревнями и селами (крестьяне переводились в них из разных уездов России) покрылись терр. совр. Пенз., Иссин., Лунин., Мокш., Конд., Колышл., Серд., Беков., Тамал., Башмаков. р-нов. К кон. 17 в., оставляя занятия бортничеством, требовала отказа себе новых земель под пашню мордва. Стесненная в засурских лесах на «расчистных полянках», она охотно шла в лесостепь Шемыш., Камешк., Кузн. р-нов, а в нач. 18 в. появилась на терр. Белинск., Лопат., М.-Серд. р-нов. Отходили от традиц. воинского ремесла служилые татары, ориентируясь на скот-во и земледелие. Селясь среди лесов, на реках (Сура, Кадада, Труев), татары вместо воин. службы отправляли лашманную повинность (сплав корабельного леса). В кон. 17 – нач. 18 вв. служилые и ясачные чуваши Симбирского у. образовали ряд сел на терр. нынешнего Неверк. р-на. Важную роль в заселении и хоз. освоении Пенз. края в пределах Спасск. и Мокш. уездов начиная с сер. 17 в. сыграли монастырские крестьяне. В 1709–10 на терр. края существовало ок. 600 нас. пунктов, в к-рых жили до 90 тыс. чел. (оценочно). Ко времени проведения 1-й переписи (1717) кол-во нас. снизилось в связи с нападением кубанских татар (см. «Кубанский погром»), но с 1720-х гг. начало вновь быстро расти. Перенаселенность деревень и сел, отдаленность полей вынуждали делать выселки, хутора на бывших зимовьях и при др. хоз. объектах, из к-рых развивались самостоят. нас. пункты. К кон. 18 в. в Пенз. наместничестве насчитывался 1261 насел. пункт, где проживали 681050 чел. обоего пола, из них помещичьих крестьян – 404666, однодворцев, пахотных солдат и др. бывших представителей служилых сословий – 98858, купцов – 1623, мещан и цеховых – 4814, экономических крестьян – 80896, ясачной мордвы – 55137, татар – 25317 (см. Крестьяне).

Лит.: Перетяткович Г. И. Поволжье в 15 и 16 вв.: Очерки из истории края и его колонизации. М., 1877; его же. Поволжье в 17 и начале 18 в.; Очерки из истории колонизации края. Одесса, 1882; Хвощев; Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии, статистики и колонизации Пензенского края в 12–18 ст. //Сборник Пензенского статистического комитета. Вып. 1, 3 – 5; Тихомиров И. А. К истории колонизации Пензенского края //Журнал мин-ва нар. просвещения. 1909. № 6; 1910. № 11; Гераклитов А. А. История Саратовского края в 16–18 вв. Саратов, 1923; Полубояров М. С. Заселение Пензенского края в 17 – нач. 18 в. //Земство. 1995. № 2.

[М. С. Полубояров. КОЛОНИЗАЦИЯ ПЕНЗЕНСКОГО КРАЯ / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001.]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *