Пензенская область

История
Агрокомплекс
Аптеки
Археология
Архитектура
Афиша

Банки
Библиотеки
Больницы

Ветеринария

Госорганы
Гостиницы

Искусство
Ислам
Иудаизм

Карты
Католицизм
Кладбища
Культура

Люди

Медицина
Мосты
Музеи
Музыка

Население
Наука
Недвижимость
Новости

Образование

Памятники
Парикмахерские
Парки
Почта
Православие
Пресса
Природа
Промышленность

Радио

Санатории
Спорт
Строительство

Театры
Телевидение
Телефония
Торговля
Транспорт
Туризм

Фото

Хозяйство

Экспо
Энергетика


Население


Лингво-этнографическая карта
Население Пензенской области
Переписи населения
Подворные перепеси
Всероссийская перепись населения 2002 г.

Этнография

Русские
Русские говоры
А. Н. Гвоздев «Типы великорусских говоров Пензенской губернии»
Русская национальная одежда
Русский двор
Русское жилище
Русская мифология
Русский орнамент
Русская пища
Русский фольклор

Мордва
Мордовская национальная одежда
Пиктографическое письмо и идеограммы
Мордовский двор
Мордовское жилище
Мордовская мифология
Мордовский орнамент
Мордовская пища
Мордовский фольклор

Буртасы в Пензенском крае

Татары-мишари в Пензенском крае
Татарская национальная одежда
Татарский двор
Татарское жилище
Татарская мифология
Мишарский диалект
Общество татарской культуры
Татарский орнамент
Татарская пища
Татарский фольклор

Чуваши в Пензенском крае
Чувашская национальная одежда
Чувашский двор
Чувашское жилище
Чувашская мифология
Общество чувашской культуры
Чувашский орнамент
Чувашская пища

Мещера в Пензенском крае

Евреи в Пензенском крае

Ассирийцы (айсоры) в Пензенском крае

Языки и диалекты
Диалекты в Пензенской области
Диалектологическая карта
Диалектологические экспедиции
Аканье
Иканье
Оканье
Цоканье
Яканье
Городское просторечие Пензы
Картотека В.Д. Бондалетова
Картотека К.Д. Вишневского

Антропонимия
Ономастические конференции
Фольклористика

Этнография (народоведение) Пензенского края

Наиб. ранние этнографич. сюжеты о народах Пенз. края содержатся в русских летописях 12–16 вв. В них рассказывается о важнейших полит. событиях, поселениях, жилищах, хоз. занятиях, религиозных верованиях, обществ. устройстве и семейном быте, межэтнических взаимоотношениях, этнических границах, этнонимах и многом другом. Эмпирический материал о морд. и тат. народах содержится в произведениях иностранных путешественников 13–17 вв. Венгерский монах-доминиканец Юлиан (13 в.) представлял «царство Мордванов» как обширную страну, населенную жестокими язычниками. Это восприятие отразилось и в описаниях монахов-францисканцев – итальянца Плано Карпини и фламандца Виллема Рубрука (13 в.); Рубрук был первым западноевропейским путешественником, обратившим внимание на бинарность мордвы. На основе сведений 13–15 вв. появляются новые данные, касающиеся народов Пенз. края. Наиб. значимым является исследование итальянск. купца Исофата Барбаро. Он впервые делает попытку осветить нек-рые стороны язычества мордвы. В 16–17 вв. круг западноевропейских источников сведений о народах Пенз. края расширяется, что связано с возвышением Моск. гос-ва и с вхождением в его состав пенз. земель. К наиб. значит. исследованиям этого времени относятся труды С. Герберштейна «Записки о Московитских делах», Д. Флетчера «О государстве Русском», Н. Витсена «Северная и Восточная Татария», Корнелия де Бруина «Путешествие через Московию», Я. Рейтенфельса «Сказания светлейшему герцогу Тосканскому Козьме Третьему о Московии». Однако перечисленные исследования не ставили целью специальный этнографич. аспект. В поле их зрения попадали лишь наиб. примечательные стороны материальной культуры, в частности постройки и одежда. Эти наблюдения имеют большую ценность. В них зафиксированы нек-рые ранние и утраченные в 19 в. элементы культуры. В 18 в. этнографич. изучение края значит. продвинулось.

Если раньше основные сведения содержались в трудах зарубежных авторов, после открытия Росс. АН началось углубленное изучение всех народов России отечеств. исследователями, и проводилось оно по специально составленным программам. Это труды крупнейших ученых России В. Н. Татищева, Г.-Ф. Миллера, П. И. Рычкова, Н. П. Рычкова, П.-С. Палласа, И. И. Лепехина, И. П. Фалька, И.-Г. Георги. Большинство наблюдений и выводов, сделанных ими, основывалось на экспедиц. материалах, собранных из первых рук, что определило их достоверность и непреходящую ценность. Этнографические коллекции являются важнейшими источниками по рус., морд., тат. и чуваш. этнографии. Наибольшей информативностью отличаются описания И. И. Лепехина и П.-С. Палласа, в к-рых отмечаются сходство и различия в языке, компонентах материальной и духовной культуры двух этнических групп – мокши и эрзи. Более широкий и планомерный характер этнографич. изучение народов России начинает приобретать с сер. 19 в. – времени становления этнографии как самостоятельной науч. дисциплины. В это же время возникают учреждения, занимающиеся этнографич. исследованиями: Рус. географич. об-во с отделениями географии, статистики и этнографии (1845); Об-во любителей естествознания, антропологии и этнографии при Моск. ун-те (1867); Об-во археологии, истории и этнографии при Казан. ун-те (1878); Финно-угорское об-во (основано в г. Гельсингфорсе в 1883). Их чл. были видные росс. ученые П. И. Мельников, В. Н. Майнов, А. А. Шахматов, Д. К. Зеленин, Д. Н. Анучин, Н. Н. Харузин, И. Н. Смирнов, Г. Н. Ахмаров, Е. А. Малов, М. Е. Евсевьев, А. Гейкель, Х. Паасонен. Они создали первые крупные работы, касающиеся этнографии народов Пенз. края. В них использовались не только письменные данные, но и полевые материалы, собранные за время различного рода поездок по губернии, проводившихся по инициативе и на средства обществ. В это время работами А. Ф. Леопольдова, В. А. Ауновского, Н. В. Прозина, Г. П. Петерсона и Н. К. Смирнова были заложены основы пенз. этнографии. Этнографич. материал имеется также в заметках, опубликован. в губ. периодич. печати дореволюц. периода. В них содержится описание специфических черт интерьера, жилища, одежды, религиозных, общественных и семейных обрядов, хотя данные зачастую поверхностны.

Окт. рев-ция внесла изменения в задачи науч. исследования народов России. В связи с созданием новых адм. и нац.-терр. образований потребовалось и переосмысление прошлого и будущего каждого этноса страны. С этой целью в 1920-х гг. проводится неск. этнографич. экспедиций Пенз. краеведч. музеем и Пенз. Об-вом любителей естествознания и краеведения в р-ны компактного проживания мордвы (Городищ., Краснослобод., Наровч. и Спасский уезды). Их участники (Н. И. Спрыгина, Б. Н. Гвоздев, И. Г. Тимофеев, И. Г. Черапкин) сделали оригинальные описания жилища, костюмов, пережиточных форм религиозных, общественных и семейных обрядов, собрали коллекции муж. и жен. народных костюмов, головных уборов, вышивок, украшений и т. д., к-рые экспонируются в Пенз. краеведч. музее. Собранный материал частично проанализирован в работах Н. И. Спрыгиной «Одежда мордвы- мокши Краснослободского и Беднодемьяновского уездов Пензенской губернии» (1928) и А. Е. Любимова «Краткий исторический очерк мордовского народа» (1927). Многочисленные этнографич. экспедиции по изучению мещеры и татар-мишарей провел в 1920-х гг. Б. А. Куфтин. Особое внимание он обращал на нек-рые стороны материальной культуры этих народов: планировку усадьбы, жилища, отд. предметы его внутренней обстановки, терминологию. Но гл. задачей Б. А. Куфтин ставил выявление этнич. специфики рассматриваемых элементов материальной и духовной культуры и их истоков. В 1930-х гг. сталинскими репрессиями был нанесен тяжелый урон этнографич. науке, что явилось осн. причиной прекращения изучения народов Пенз. края. Только в 1953 начала работать Мордовская этнографич. экспедиция Ин-та этнографии АН СССР и Мордовск. НИИ языка, литературы, истории и экономики. Результаты работы экспедиции опубликованы в трех выпусках ее трудов. В это же время выходит кн. А. П. Анисимовой «Песни и сказки Пензенской области» (1953). В 1952 увидел свет многолетний труд выдающегося финского ученого У. Харвы-Холмберга «Религиозные верования мордвы». В 1970–90-х гг. спорадические этнографич. исследования народов Пенз. края проводили ученые Пензы, Москвы, Казани и Саранска. Исследовались гл. обр. одежда, предметы домашнего обихода и фольклор рус., морд. и тат. народов, что отражено в монографиях Е. П. Бусыгина «Русское сельское население Среднего Поволжья» (1966), Р. Г. Мухамедовой «Татары-мишари. Историко-этнографическое исследование» (1972), О. П. Мартыненко «Фольклор Пензенской области» (1977). Коллективные сборники: «Мордва. Историко-этнографические очерки» (1981), «Мордва. Историко-культурные очерки» (Саранск, 1995), «Материалы по истории татарского народа» (Казань, 1995), «Наследие. Культура Пензенского края в документах эпохи, письмах и мемуарах современников, исследованиях, статьях и художественных произведениях» (П., 1994) и в энциклопедии «Народы России» (М., 1994). Частично материал о народах нашего края нашел отражение в трудах Н. Ф. Мокшина, И. М. Петербургского, В. А. Юрченкова, С. Д. Николаева, Т. П. Девяткиной, А. Х. Халикова, И. А. Поповой, И. Н. Гиляровой.

Лит.: Куфтин Б. А. Татары касимовские и татары-мишари Центрально-Промышленной области //Культура и быт населения Центрально-Промышленной области. М., 1929; Первушкин В. И. Роль Пензенского областного краеведческого музея в изучении древней истории и быта населения Верхнего Посурья и Примокшанья //Из истории области. Вып. 1; Мокшин Н. Ф. Мордва глазами зарубежных и российских путешественников. Саранск, 1993.

[В. И. Первушкин. ЭТНОГРА’ФИЯ / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001, с. 689-690.]

Районные центры

Башмаково
Беково
Белинский
Бессоновка
Вадинск
Городище
Земетчино
Исса
Каменка
Колышлей
Кузнецк
Лопатино
Лунино
Малая Сердоба
Мокшан
Наровчат
Неверкино
Нижний Ломов
Никольск
Пачелма
Пенза
Заречный
Пензенский район
Русский Камешкир
Сердобск
Сосновоборск
Спасск
Тамала
Шемышейка


(c) inpenza.ru | Контакт Индекс цитирования Яндекс.Метрика