Церкви Пензы

•Культовая архитектура
История православных храмов

Православные храмы
Успенский кафедральный собор
Благовещенский храм
Введенский храм
Введенский храм (м/р Веселовка)
Вознесенский храм (на территории бывшего Спасо-Преображенского мужского монастыря)
Митрофаньевский храм
Михайло-Архангельский храм-часовня (на проспекте Победы)
Никольский храм (м/р Ахуны)
Никольский храм (м/р Терновка)
Покровский архиерейский собор
Преображенский храм
Храм-часовня преп. Сергия Радонежского
Cв. архиепископа Луки Войно-Есинецкого домашняя церковь (при 6-й горбольнице)
Храм-часовня св. вмч. Георгия Победоносца
Храм-часовня св. Николая чудотворца Мир-Ликийского
Храм «Воскресения словущего» («Старый Спаситель»)
Храм в честь первоверховных апостолов Петра и Павла (м/р Арбеково)
Храм-часовня Христа Спасителя (м/р Арбеково)
СПАССКИЙ КАФЕДРАЛЬНЫЙ СОБОР
Часовня на месте бывшего Спасского кафедрального собора

Соборная мечеть
Лютеранская община
Синагога

КУЛЬТОВАЯ АРХИТЕКТУРА на территории Пензенской области

представлена в осн. зданиями, относящимися к правосл. вероисповеданию (церкви, часовни, монастыри), а также небольшим числом культовых сооружений мусульм. архитектуры (мечети). Располагавшиеся в П. богослужебные постройки др. конфессий либо утрачены (лютеранская кирха), либо изменили свой облик до неузнаваемости (польский костел, синагога). Наиб. ранними из сохранившихся культовых зданий являются церкви, построенные в традициях 17 в., основу композиции к-рых составляют храм типа «восьмерик на четверике» и небольшая шатровая колокольня (Ниж. Аблязово, 1724; Радищево, 1730–36, см. Музей А. Н. Радищева; Анненково, 1743, Кузн. р-н). Такой же вид имеют б. поздние церкви – в Чардыме (1761) и Луначарском (1765) Лопатин. р-на, Рус. Пенделке (1768) Кузн. р-на. Из них лишь в Анненкове и Чардыме, а также Долгорукове (1766) Серд. р-на можно заметить в оформлении наличников отд. элементы, характерные для стиля барокко. В церкви с. Ахматовка (1760) Никольск. р-на уже не только декор, но и объемная структура получила барочное развитие: увеличилась крутизна купола, покрывающего восьмерик храма, и на нем появились характерные для барокко оконные проемы-люкарны; изменилась форма апсиды. Трансформация данного типа церквей шла по пути не только проникновения в декор зап.-европейских ордерных элементов и изменения формы кровли, но и путем утраты колокольней шатра и превращения ее в столпообразную (Камзолка, 1797, Серд. р-н). Др. типом барочного храма становится двухсветный четверик под крутой четырехгранной крышей (Калинино, 1768, Пенз. р-н; Соколка, 1792, Серд. р-н). В интерьере стиль барокко отразился прежде всего в оформлении иконостасов, среди к-рых поистине выдающимся произв. монументально-декоративного иск-ва 2-й четв. 18 в. является 5-ярусный иконостас нижнеаблязовской церкви, обильно украшенный высокохудож. позолоченной резьбой и объемной скульптурой. Др. пример решения интерьера церкви в стиле барокко – покрытие его стен и сводов богатым лепным орнаментом, основу к-рого составляют рокайливые мотивы, можно увидеть только в церкви с. Калинино Пенз. р-на.

В переходный период от барокко к классицизму продолжают строиться церкви типа «восьмерик на четверике», в к-рых начинают использовать классицистич. элементы – фронтоны, портики. К ним относятся церкви в Симбухове (1780) и Суворове (1793) Лунин. р-на, дерев. церковь в Комаровке (1776) Кузн. р-на. Иногда сочетание разностильных элементов позволяет достигнуть удивительной гармонии, что имеет место у лучших памятников этой поры – собора и колокольни Наровчатского Троицкого Сканова монастыря. Классицизм оставил достаточно много церквей (часть из к-рых была впоследствии перестроена) для того, чтобы проследить осн. направления в культовом стр-ве данного периода. Самую большую группу здесь занимают одноглавые церкви с традиц. продольно-осевой композицией. Четверик храма у них увенчан купольной ротондой, а по бокам имеет четырехколонные портики (Троицкое, 1852, Башмаков. р-н; Васильевка, 1825, Вадин. р-н; Поселки, 1826, и Тарлаково, 1823, Кузн. р-н; Б. Вьяс, 1830, Лунин. р-н; Казеевка, 1835, Наровч. р-н; Базарная Кеньша, 1819, и Междуречье, 1822, Никольск. р-н; Лебедевка, 1812, Пенз. р-н). К этому же типу относится и церковь в Липягах (1834) Беднодемьян. р-на с двумя колокольнями. Известны еще две подобные ей церкви, но утратившие ротонду и трапезную, – в Обвале (1832) Тамал. р-на и Высоком (1827–40) Башмаков. р-на, построенные по одному типовому проекту. В них портик отмечает не боковые, а гл. зап. фасад. Имеется неск. модификаций храмов с купольными ротондами: с боковыми приделами (Ершово, 1811, и Лермонтово, 1826–40, Белинск. р-н; Камышлейка, 1813, Неверк. р-н), крестообразный в плане (Н. Кутля, 1809, Лунин. р-н), четырехстолпный (Байка, 1831, Серд. р-н).

Отдельную, немногочисл. группу составляют церкви, в к-рых ротондой является не только завершение, но и весь объем собственно храма. Прежде всего это замечат. памятник периода строгого классицизма – церковь-ротонда в с. Зубрилове Тамал. р-на (см. Зубриловская усадьба), родовая усыпальница кн. Голицыных, построенная в 1796 предположительно Дж. Кваренги. В ней место колокольни занимает шестиколонный портик, а ротонду венчает изящный бельведер. В отличие от нее др. церковь-ротонда – в с. Куракине (1792) Серд. р-на – решена по традиц. продольно-осевой схеме. Оригин. церковь, повторяющая моск. церковь Косьмы и Дамиана М. Ф. Казакова, в к-рой цилиндрич. ротондальный объем храма окружен тремя ротондами меньшего размера, была построена в с. Ртищеве (1823) Вадин. р-на. С сер. 19 в. в культовом стр-ве наблюдается отход от классицизма, хотя его влияние порой еще сильно заметно в церквях б. позднего времени (Засечное, 1863–69, Мокш. р-н; Б. Валяевка, 1871, Пенз. р-н). Наступает период эклектики, в к-рой можно выделить неск. направлений. Романтич. искания стилизаторского направления, нашедшие самое широкое воплощение в гражд. архитектуре (см. Усадьбы дворянские, Дом жилой), почти не коснулись пенз. церквей: наиб. заметный след оставила лишь псевдоготика в культовых зданиях в Кучках (1865) Пенз. р-на и Владыкине (1882) Камен. р-на. Зато офиц. «русско-византийский» стиль, растиражиров. серией »образцовых» проектов, разработ. К. А. Тоном для провинции, оказал существенное влияние на формирование градостроит. облика как городов (Кузнецк, 1842–56; Беднодемьяновск, 1859), так и сел (Маис, 1881, Никольск. р-н; Щепотьево, 1852, Белинск. р-н) края стр-вом в них монумент. пятикупольных храмов. Поиски стиля, наиб. отвечающего нац. духу, привели к появлению большого числа церквей, решенных в т. наз. русском стиле, выразившемся в заимствовании форм и декора из древнерус. зодчества 17 в. Именно в таком стиле и выполнено большинство сохранившихся в Пенз. области храмов (см. Псевдорусский стиль). В кон. 19 в. вновь начинают строиться церкви в «русско-византийском» стиле, на этот раз в переработанном варианте, в к-ром на передний план выступает собственно «византийское» начало с мотивом в виде пояса аркад, охватывающего широкий барабан однокупольного храма (Богоявленская церковь, 1893–98, и храм-памятник во имя Александра Невского, 1883–88, в Мокшане; часовня в с. Коржевка Никольск. р-на). На рубеже 19 и 20 вв. появляется новая модификация «национального стиля» – неорус. стиль, в к-ром украшат. тенденции «русского» стиля уступили место монументальности и самобытности форм, характерных для культовых построек Др. Руси. Единств. примером такого стиля в Пенз. обл. является часовня из гранита в с. Аргамакове – творение, несомненно, незаурядного зодчего. Памятники дерев. культовой архитектуры области имеют в осн. традиц. продольно-осевую композицию и форму храма типа «восьмерик на четверике» (подробнее см. Деревянная архитектура). Мусульм. архитектура представлена гл. обр. дерев. зданиями, построенными по типовой схеме: небольшой прямоугольный объем под высокой крышей с расположенным по центру ее минаретом (Верх., Ниж. и Ср. Елюзань Городищ. р-на; Бестянка, Б. и М. Труев Кузн. р-на; Усть-Инза Никольск. р-на и Тат. Сыромяс Сосновобор. р-на). Из камен. мечетей (Бигеево Неверк. р-на, Индерка Сосновобор. р-на и П.) наибольший интерес представляет соборная мечеть в П., перестроенная из двухэтажного камен. жилого дома в 1893–94 по проекту арх. В. П. Семечкина. Прерванная за годы сов. власти преемственность в культовом стр-ве начала восстанавливаться лишь в 1990-х гг.: в 1994 были освящены дерев. Никольская церковь в Ахунах, пригороде П., и Благовещенский храм в П., функционирующий как крестильня Успенского кафедр. собора. Первая из них построена в «русском», а вторая в «русско-византийском» стиле. В 1995 в Лесном Вьясе Лунин. р-на возведена (освящена 8 нояб. 1996) семиглавая церковь во имя великомученика Димитрия Солунского, являющаяся гл. компонентом задуманной композиции, включающей в себя, помимо церкви отдельно стоящую колокольню и церк.-приходскую школу. В ней заметно ощутимы ренессансные и барочные мотивы и впервые в рус. храмостроении использован прием перехода в четверик несущих столбов, развернутых к тому же по диагонали к плановой сетке храма. Автор всех этих церквей – арх. Д. А. Борунов.

Лит.: Пензенская епархия; Историко-статистическое описание Тамбовской епархии. Тамбов, 1911. С. 602, 631; Справочная книга Саратовской епархии. Саратов, 1912; Черников Е. А. Вопросы реставрации музея-усадьбы А. Н. Радищева в Пензенской области //Вопросы охраны, реставрации и пропаганды памятников истории и культуры. М., 1979. № 78; Мельникова Т. М. Историческая справка по второму комплексу музея «Тарханы» //Тарх. вестник. 1993. Вып. 1.

[А. И. Дворжанский. КУЛЬТОВАЯ АРХИТЕКТУРА на территории Пензенской области / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001, с. 282-283.]


(c) inpenza.ru | Контакт Индекс цитирования Яндекс.Метрика