Антропонимия

АНТРОПОНИМИЯ, совокупность наименований человека собственными именами и их сочетаниями. В Пенз. обл., как и во мн. др. регионах России, русские, мордва, татары и др. нац. используют трехчленную модель официального обозначения лица: фамилия, имя, отчество (Иванов Николай Алексеевич, Насырова Алия Мансуровна). Первые сведения об антропонимах жителей П. содержатся в «Строельной книге» (1665). Этот источник дает представление о составе муж. имен ок. 2 тыс. чел.: в осн. рус. церк.-канонич. имен византийско-греч. происхождения и их нар. формах – Алешка, Андрюшка, Афонька, Васька, Гаврилка и др., Ивашка Никонов сын Пономарев, Сидорка Васильев; небольшой части мордвы – Микитка Ишкаев, Ивашка Мрясев, Демка Виртянов; татар – Дасайка Бехметерев, Уразмаметка Ертуганов и др. Самыми частыми в то время были имена: Иван (в форме Ивашка), Федор (Федка), Василий (Васка), Петр (Петрушка), Григорий (Гришка), редкими – Николка, Тимка, Харламка и др. Примерно этот же набор был популярным и в др. городах России. Встречались и неканонич. имена: Любимка, Нечайка, Шестачок. Фамилии во второй пол. 17 в. находятся на самой начальной стадии становления и по форме еще не отличаются от отчеств на -ов, -ин: Давыдка Ефимов (сын) Иванов. Осн. масса фамилий в крае образовывалась в 18–19 вв. от личных имен – канонич. (Акимов, Афанасьев, Вавилов) и неканонич. (Богданов, Дружинин); от прозвищ – Невежин, Собакин, Плешаков; от местных геогр. назв. -Белынский (позднее – Белинский) по с. Белынь, Керенский по с. Керя, Чернышевский, Ключевский и др. Среди рус. нас. Пенз. обл. в наст. время употребляется до 500 разных имен, в осн. календарных, меньше используются имена-неологизмы (Владлен, Октябрь, Нинель) и нов. заимствования из европейских и восточных языков (Эдуард, Алина, Снежана). Пятерки наиболее популярных имен в рус. семьях у новорожденных г. Пензы 1991–95: Алексей, Александр, Дмитрий, Сергей, Андрей; Екатерина, Юлия, Анна, Елена, Ольга. У мордвы Пенз. обл. в ходу свыше 400 разных имен, в осн. те же, что и у русских. В каждом селе функционирует до 60 муж. и до 60 жен. имен. Специфика не в их наборе, а в фонетич. оформлении (Миколь – Николай, Закар – Захар и т. п.). Аналогично и у чувашей. Набор имен у татар богаче, чем у русских и мордвы. В ходу мусульм. (арабские) имена: Абдулла, Наиль, Равиль, Фарид, Шамиль и др. Современная антропонимич. система нас. Пенз. обл. – составная часть общерус. системы, ее «пензенское» своеобразие – результат длительного взаимодействия рус. и нац. подсистем при ведущей роли трехчленной вост.-славянской антропонимич. модели.

Лит.: Бондалетов В. Д. Женские имена в конце XIX века: (На материале г. Пензы) // Ономастика Поволжья-3. Уфа, 1973; Русская ономастика. Рязань, 1977. (Ст. В. Д. Бондалетова, И. Д. Воронина, Г. В. Еремина, Т. А. Заказчиковой); Бондалетов В. Д. Русская ономастика. М., 1983; его же. Мордовская антропонимия в сопоставлении с русской: происхождение, состав, функционально-статистическая структура //Сongressus septimus internationalis fenno-ugristarum. Linguistica. Debrecen, 1990.

[В. Д. Бондалетов. АНТРОПОНИМИЯ / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001.]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *